Александр Гришов: «Мы только-только осознаем прелесть скандинавского дизайна»

09 ноября 2014

Проведя уже не одно интервью с нашими коллегами-дизайнерами, я всегда интересуюсь, как именно они пришли в эту творческо-организаторскую профессию? Пути у всех наших героев разные, но есть что-то схожее во всех этих историях: все дизайнеры – люди очень увлекающиеся. Наш сегодняшний гость – руководитель мастерской «Магазин интерьеров» Александр Гришов – яркий тому пример. Вот, казалось бы, что могло заставить успешного айтишника променять просторный чистый офис на творческую грязь стройки и учить СНИПы по ночам? Глупое ребячество? А может быть, страсть к расследованию и обучению? Что бы это ни было, но оно принесло в копилку Александра много ярких работ, побед, среди которых – реализованный проект лаундж-бара в Нью-Йорке и собственная фирма, оказывающая целый комплекс ремонтных услуг.

 «СтройИнтерьер» («СИ»): – Александр, расскажите, с чего начиналась ваша карьера дизайнера?

Александр Гришов (А. Г.): – Мне всегда нравилось возиться с ремонтом – я лично руководил процессом, выбирал обои, плитку. Когда решился строить свой дом, то не мог отказать себе в удовольствии вникнуть в этот увлекательный процесс. Мне повезло – мой архитектор, которого сегодня я могу назвать своим учителем, Сергей Вениаминович Лебедихин был не против моего дилетантского вмешательства. Мне просто очень хотелось, чтобы мое жилье было адаптировано точно под потребности моей семьи, чтобы везде чувствовались мои идеи, мысли. Мы так долго и много обсуждали вопросы эргономики (меня всегда интересовала грамотная планировка помещений), что Сергей Вениаминович предложил мне самому составить план дома, а потом сравнил его со своим. Как ни странно, мой вариант оказался более практичным, поэтому остановились на нем. Фактически проект моего дома – это мой первый рабочий проект, начало карьеры дизайнера. Когда началось строительство, я присутствовал и по возможности принимал участие во всех процессах: рытье котлована, заливка фундамента, возведение стен, дальнейшая отделка… Вечерами изучал техническую документацию, позже переключился на общестроительные СНИПы. В какой-то момент я даже устроился на стройку, чтобы знать все процессы изнутри. А позже завел соответствующий блог под названием «Домострой» на одном из популярных областных сайтов, где делился своими приобретенными навыками и знаниями в области строительства и ремонта.

 «СИ»: – Совмещая это со своей основной работой?

 

А. Г.: – Да, вначале это было простым хобби, которое постепенно стало отбирать все больше и больше рабочего времени. Консультировал друзей, потом друзей друзей. В какой-то момент наступил переломный момент в личной жизни – и я решил его совместить с карьерным переворотом. «Крестными» в новой профессии у меня стали дизайнеры Анатолий Изотов и Андрей Седин, которые, увидев как-то мой проект, посоветовали заняться дизайном всерьез.

 «СИ»: – Очень благородно с их стороны, ведь, по сути, они взрастили себе серьезного конкурента…

А. Г.: – Вы знаете, в начале моего дизайнерского пути мне повезло столкнуться с профессионалами такого уровня, которые не боятся подсказать, помочь, направить своего младшего коллегу, да просто помочь человеку сделать выбор в пользу дизайна, если они видят в нем потенциал. «Главная цель дизайнера – удовлетворить заказчика, – говорили мне друзья. – Если ты справился с этим, значит, цель достигнута».

 «СИ»: – Александр, в ваших работах прослеживается определенный лаконичный и очень сдержанный стиль. Не похоже, чтобы вы просто удовлетворяли потребности нашего клиента, который, как правило, любит роскошь или строгую классику.

А. Г.: – Вы не поверите, но многие клиенты попросту не знают, что классика – это не их стиль…

 «СИ»: – Ну почему же, у некоторых вполне яркое видение облика своего будущего жилья.

А. Г.: – Это иллюзия – поверьте мне на слово. Я иногда веселю своих друзей, да и самих заказчиков, если они к этому расположены: показываю им изначальное техническое задание, которое предлагалось мне реализовать, а потом конечный результат работы. Как правило, это диаметрально противоположные вещи.

 «СИ»: – Как так получается?

А. Г.: – Мы все находимся во власти определенных стереотипов, навязанных нашим воспитанием, мнением нашего круга знакомых и коллег, еще иногда попадаем в зависимость от ярких эффектных деталей, увиденных в торговых центрах, по телевизору, на страницах журнала. А потом хотим видеть весь этот винегрет в своем жилище. Результат, как правило, печален: деньги потрачены солидные, а результат все равно полностью не устраивает или еще хуже – раздражает.

 «СИ»: – А вы, как доктор или как сыщик, находите первопричину? Расскажите об удачных «расследованиях».

А. Г.: – Легко. Одна моя заказчица была уверена, что просто нуждается в темной классической мебели и камерном интерьере в английском стиле – в общем, всем том, что уже было в квартирах ее подруг. Результатом нашей с ней работы стала светло-сливочная цветовая гамма в ее просторной двухкомнатной квартире. Или вот еще: увидит заказчик яркую деталь – например кухню с медными фасадами в стиле стим-панк – и уже мечтает увидеть эту деталь в своем интерьере. Моя личная задача, которую я для себя ставлю, – снять всю наносную шелуху и докопаться до сути – что же на самом деле требуется клиенту.

 «СИ»: – Это сложно.

А. Г.: – Это интересно! Просто целая психологическая игра с несколькими уровнями исследования! Благо для этого существует целая череда методик. Результаты, как правило, ошеломляют самих заказчиков.

 «СИ»: – Просто продублировать интерьер коллеги для вас, я так понимаю, неприемлемо?

А. Г.: – Мне это попросту неинтересно. Мы же с заказчиком будем творить его будущее жилье, зачем нам чужие идеи?

 «СИ»: – И я так понимаю, создать интерьер за неделю – это тоже не ваш метод?

А. Г.: – Нет, это не укладывается в технологические рамки. Интерьер должен вызреть, родиться. На квартиру до ста квадратных метров уходит месяц-полтора. Бывает, конечно, что мы с заказчиком работаем на одной волне и образ складывается сразу, остается его только зафиксировать, но такие совпадения нечасты.

 

 «СИ»: – Судя опять-таки по вашим работам, многие заказчики тайно мечтают о сдержанном скандинавском стиле. Откуда у вас такая приверженность к лаконизму и минимализму этого направления?

А. Г.: – Может быть, потому что я – этнический финн? (Смеется). На самом деле скандинавский стиль очень практичен и удобен в повседневной жизни – это поняли уже во всем мире. Я лишь знакомлю калининградцев с основами этого дизайна. Наши люди только-только начинают понимать и ценить скандинавский минимализм. Светлые однотонные стены и пол, которые я выбираю как основной фон, дают возможность экспериментировать с цветом и фактурой текстиля и декора. Поменять настроение в таком интерьере очень легко и относительно недорого – ну как отказать хозяйке в удовольствии все изменить легким движением руки?

 «СИ»: – А чем вы объясняете любовь калининградцев к классическим интерьерам?

А. Г.: – Думаю, они просто мало знакомы с другими стилями. Отсутствие достойной альтернативы заставляет выбирать то, что есть на рынке.

 «СИ»: – Наверное, отчасти это упущение и дизайнеров. К слову, насколько я поняла, европейские архитекторы, выбрав себе один стиль, не меняют его. Идя, например, за дизайном к Келли Хоппен, заказчики уже изначально настраиваются на минимализм с нотками гламура. Вы за распределение стилей или за универсальность дизайнера?

А. Г.: – Я не против универсальности как таковой. Сам могу сделать классический интерьер – просто это, наверное, будет его осовремененная вариация. Однако, создавая такой интерьер, нужно убедиться, что заказчику это действительно нужно. Все-таки, чтобы жить в атмосфере вечной классики, а еще пуще – дворца, требуется определенный склад характера. А тому дизайнеру, который хочет быть универсалом, надо изучать в разы больше информации, чем тому, кто остановился на каком-то одном стиле. Это непросто и требует определенной усидчивости и такой – в хорошем смысле слова – помешанности на своей работе. Ведь мир дизайна очень многогранен и живет сегодня очень и очень активной жизнью, постоянно обновляясь и совершенствуясь. Я до сих пор не отказываю себе в удовольствии сидеть по ночам в Интернете, заказывать килограммы книг по дизайну, строительству и психологии, изучая новые приемы, техники, материалы. Забавно, но парадокс ситуации в том, что чем больше узнаешь, тем отчетливее понимаешь, как мало ты знаешь на самом деле.

 «СИ»: – Но ваших знаний хватило, чтобы выиграть международный творческий конкурс в Нью-Йорке?

А. Г.: – Да, могу похвастаться: за океаном, где-то на просторах Большого Яблока есть бар, оформленный по моему проекту.

 «СИ»: – Вы даже его не видели?

А. Г.: – Ну, может быть, я когда-то туда загляну.

 «СИ»: – А что там за решение?

А. Г.: – Не могу рассказать. Условия конкурса очень жесткие, я даже не могу никому показать этот проект. В Соединенных Штатах очень чтут авторское право.

 «СИ»: – Вы единственный генератор идей в своей компании? Многие ваши коллеги нанимают многочисленный штат помощников…

А. Г.: – Я пока в поисках помощника. К сожалению, многие не очень хорошо представляют, что это за профессия, какой самоотдачи она требует.

 «СИ»: – Ну, заокеанские дали вы, будем считать, покорили. Что в планах на будущее?

А. Г.: – Сейчас наша фирма активно сотрудничает со столичными заказчиками – наш Светлогорск как магнит притягивает москвичей и вдохновляет на приобретение тут «дачных» квартир. Мы уже смогли реализовать пару эффектных проектов, и теперь меня ждут в Москве. Я уже в предвкушении, ведь впереди новое исследование – теперь уже столичных вкусов, рынка и идей.

 Досье

Александр Гришов

Родился в Калининграде (1973 г.), в семье работника рыбопромыслового флота и инженера-изобретателя.

1988-1992 гг. – обучение в Калининградском политехническом техникуме по специальности «Ремонт и обслуживанием ЭВМ».

1994-2001 гг. – обучение в Московском технологическом университете по специальности «Автоматизированные системы обработки информации».

2005 г. – создание фирмы «Магазин интерьеров».

В багаже Александра Гришова сегодня более 60 работ в Калининграде, Светлогорске, Нью-Йорке, Москве.

Хобби – дизайн, путешествия.