Дарья Гейлер: Жизнь в красках

06 сентября 2016

Московский декоратор и создатель линии художественных материалов Дарья Гейлер рассказала журналу «СтройИнтерьер» о деле своей жизни и поделилась секретами поиска себя. 

Гейлер Д.

«СтройИнтерьер» («СИ»): – Дарья, ваша чудо-краска (простите мне это самовольство в названии вашего материала) появилась на калининградском рынке. По-моему, это отличный повод для знакомства. Расскажите, что такое краска-перекраска и в чем ее уникальность? 

Дарья Гейлер (Д. Г.): – Как минимум в том, что я делаю ее лично, своими собственными руками, по своему рецепту. А поскольку мои руки есть только у меня, то она автоматически становится уникальным продуктом. Это как торт: у каждой хозяйки свой личный рецепт, свой секретный ингредиент и свой особенный неповторимый вкус.

Сама по себе идея меловой, или, как ее называют иначе, минеральной, краски не нова. Активно использовать в декорировании ее начала Энни Слоун из британского города Оксфорда. Вот уже 25 лет она развивает свое красивое дело и вдохновляет многих людей на творческие подвиги. В их числе оказалась и я. Однако сейчас это уже переросло в мое персональное детище, и, так как Энни Слоун не делилась со мной секретами, до всего, что я делаю сейчас, я дошла собственным упорным трудом и благодаря любви к прекрасному.

«Я делаю краску по своему рецепту, своими собственными руками, а поскольку мои руки есть только у меня, то ее можно считать уникальным продуктом» 

краски

Если опустить лирику, мой продукт обладает рядом качественных свойств, которые важны для немногих, но очень неравнодушных людей. Краска 100 % минеральная, она на водной основе, не имеет в составе спиртов и растворителей, лишена запаха и безопасна для кожи и легких. При этом краска обладает свойствами повышенной адгезии, то есть она буквально «приклеивается» к любой поверхности, будь то металл, пластик, ламинированная ДСП, МДФ, массив дерева, стекло и ткань, а также бумага, то есть обои или папье-маше, керамика, оштукатуренная стена, кирпич… Тут, я вам честно признаюсь, нельзя поставить точку, потому что буквально на днях я получила фото крашеных замшевых сапог, покрытых в качестве финиша моим стар-воском «мед». Я уже ничему не удивляюсь. Краска – не мое изобретение, но это то, что я в рамках своего персонального проекта развиваю. Изо дня в день я буквально душой вкладываюсь в каждую банку и не планирую снижать обороты, ведь еще столько всего следует улучшить. 

«Каждый день я погружаюсь все глубже в тему, которую люблю, в свой проект, нахожу в нем то, что требует улучшения, пробую то, что давно хотела сделать, понимая: вот оно, мое время пришло»

«СИ»: – Раз уж вы упомянули Энни Слоун, создателя линии интерьерных красок Chalk Paint, то не могу не спросить, почему именно она? В своем блоге вы даже называете ее кумиром. 

Д. Г.: – Как я сказала выше, Энни Слоун первая, кто начал использовать минеральную краску в декорировании. Но, даже если опустить этот факт, ее подход к работе, вкус, простота, но не тривиальность, стабильность и постоянство в принципах, некоторая системность и структура бизнеса, а также магазин, в котором я побывала, мне очень близки. Тут трудно сказать, почему она. А почему одни слушают певицу Adele, а другие группу «Каста»? Помимо Энни Слоун есть производители меловых красок и материалов для декорирования, но мне близок именно ее подход как комплекс различных составляющих. Это как мелодия: вы же не можете выделить одну ноту и сказать, что слушаете эту музыку конкретно из-за нее. Вот и я не могу однозначно ответить на ваш вопрос. Для меня образ Энни Слоун и ее дело неделимы на составляющие. Мне просто это близко, созвучно моему пути. 

табурет

«СИ»: – Удивительно, как ваш путь по дороге декора, начавшийся с подражания, приобрел самобытные авторские черты. Как вам это удалось? 

Д. Г.: – Я не знаю людей, которые начинали бы что-то в этой жизни не с подражания. Дети повторяют за взрослыми, начинающие художники копируют учителя-вдохновителя. Очень мало таких сумасшедших, которые заново изобретают велосипед, вместо того чтобы взять то, что есть, и добавить туда свое. Признаться, мне кажется, что написать сотую песню гораздо сложнее, чем первую. Особенно трудно сделать ее лучше, чем первая. Я не говорю о том, что все созданное до моего продукта уступает ему. Я просто не вижу смысла сравнивать себя на этом начальном этапе с уже состоявшимися профессионалами в сфере декоративных материалов.

«Для меня неважно, как назвать банку, достаточно, что на ней есть мое имя. Ведь, ставя его, я гарантирую личное присутствие в жизни каждого покупателя»

В моей истории действительно был период подражания, но, к счастью, он оказался недолгим. Первая и вторая партия даже внешне были похожи на то, что делает Энни Слоун. А потом, вы знаете, мне стало совсем неинтересно за кем-то следить. Сейчас я уже мало представляю, чем занимаются те, кто когда-то меня вдохновлял. Каждый день я погружаюсь все глубже в тему, которую люблю, в свой проект, нахожу в нем то, что требует улучшения, пробую то, что давно хотела сделать, понимая: вот оно, мое время пришло.

тумба

Я не боюсь пробовать то, что считаю интересным для себя. Я не пытаюсь понравиться другим, угодить кому-то. Я всего лишь делаю то, что люблю, и безмерно радуюсь, когда получаю поддержку или вижу, как мой пример делает счастливыми, вдохновленными и энергичными других людей. Для меня это чудо. Любая взаимность и поддержка – чудо. Я ее не жду, не рассчитываю на нее, поэтому так искренне радуюсь, когда вижу, что не зря тружусь. 

«Я убеждена, что лишения только помогают художнику, а ограниченные палитра и инструменты дают ему стимул быть изобретательней» 

«СИ»: – Ваш художественный материал носит довольно забавное имя – краска-перекраска. Почему вы решили оставить это название? Ведь, насколько мне известно, оно было временным. 

Д. Г.: – Да, именно поэтому я не стремлюсь его зарегистрировать. Если честно, для меня неважно, как назвать банку, достаточно, что на ней есть мое имя. Ведь, ставя его, я гарантирую личное присутствие в жизни каждого покупателя, мою поддержку и помощь в самых разных вопросах, будь то проблема с доставкой, краской, техникой исполнения или конечным результатом. А что касается названия, то, если в какой-то момент краска-перекраска мне надоест, я просто назову свой продукт «краска», и никто мне не запретит. (Улыбается). 

«СИ»: – Что помимо краски-перекраски входит в линию художественных материалов, которые видят свет под именем «Дарья Гейлер»? 

Д. Г.: – Финиш. Финиш – это вообще все, он неотделим от самой краски.

Это как зимой выйти на улицу без пальто. В принципе, можно, никто не запретит, но ощущения будут уже не те и прогулка едва ли доставит удовольствие. В качестве финального покрытия я предлагаю использовать

«лак не просто так» и три вида стар-воска: «шоколад», «мед» и «кофе». Кроме этого, в моей линии есть кисти, трафареты и античные грунты. Последнее я считаю своим изобретением. Однако ничего особенного и сверхневероятного в них нет, любой может легко освоить эту технику. 

«СИ»: – Планируете ли вы расширять свою линию художественных материалов? 

Д. Г.: – Планирую, но я редко говорю заранее о тех планах, в сроках которых не уверена. На данный момент в стадии разработки продукты для росписи, новые удобные авторские инструменты и приятные штучки для декораторов.

«Я ощущаю себя конкретно на своем месте, в своей тарелке и в потоке нужной мне энергии. Я чувствую, как много я получаю от того, чем занимаюсь. Это сложно описать, но лично для меня это называется счастье» 

Еще одним важным проектом является преподавание. Сейчас я уделяю больше всего времени созданию программы обучения школы декораторов, которую я хотела бы запустить до конца года в Москве, а потом уже, если все пойдет хорошо, и в других городах. Поэтому школа для меня приоритет. В любом случае сильно широкого спектра продуктов у меня не будет. Я убеждена, что лишения только помогают художнику, а ограниченные палитра и инструменты дают ему стимул быть изобретательней. 200 тысяч оттенков и 100 финишей не принесут творцу того же ощущения удовлетворения, как способность из одной-двух банок краски, воска и грунта создать что-то по-настоящему стоящее.

декораторы

Я из тех людей, которые, видя перед собой 30 банок варенья, непременно отказываются попробовать его, потому что просто не могут выбрать. Но вот если передо мной окажется всего две банки, я буду дегустировать с удовольствием, не боясь смешивать. (Улыбается). 

«СИ»: – Было время, когда вы всерьез занимались производством мебели, однако проект оказался не очень успешным. Сейчас у вас нет мыслей попробовать еще раз? Ведь мебель – это своеобразный холст для ваших красок. 

Д. Г.: – «Всерьез» это вы сильно сказали. Да, я занималась этим, но я бы сказала «слегка» по сравнению с красками. Мебель – это мгновение, поиски интересного для себя пути. На данный момент я предельно откровенно ответила себе на вопрос про мебель: это не мой путь, и становиться на него снова я не планирую. У меня есть партнеры, которые делают прекрасную мебель, и мне достаточно совместного творчества с ними. Распыляться на множество проектов я считаю неэффективным. Холст для красок может сделать почти любая компания, а краски Дарьи Гейлер – только Дарья Гейлер. Этот как пиджак для Мадонны, который под силу сшить любому всемирно известному дизайнеру, но вот спеть, как Мадонна, в этом пиджаке или в любом другом может только она. Тут любые аналогии подойдут.

Мебель я никогда не придумывала, не болела и не радовалась ей, это был просто труд. Тяжелый и не очень благодарный. 

«СИ»: – Сейчас вы ощущаете себя на своем месте? 

Д. Г.: – Да, сейчас я ощущаю себя конкретно на своем месте, в своей тарелке и в потоке нужной мне энергии. Я чувствую, как упорядочивается моя жизнь, как много я получаю от того, чем занимаюсь, как много я отдаю и приобретаю. Это сложно описать, но лично для меня это называется счастье. 

«СИ»: – Сегодня краску-перекраску можно купить в 25 городах России. Это явный успех, учитывая, что продажи начались в ноябре 2015 года. Рассчитывали ли вы на то, что ваша жизнь так изменится? 

Д. Г.: – В25 городах и двух странах помимо России: Беларуси и Казахстане. До конца июня число городов, где можно будет купить мою краску, увеличится до 30. Моя жизнь поменялась уже такое количество раз, что я очень удивлюсь, если метаморфозы закончатся. Мне радостно осознавать, что мой путь созвучен другим людям, я чувствую себя хорошо. В профессиональном смысле у меня сейчас лучший период в жизни. 

«СИ»: – Что бы вы посоветовали тем, кто только встал на путь поиска себя? 

«Даже если пока вы не знаете, что делать, мой совет: делайте хоть что-нибудь»

Д. Г.: – Быть искренним, конечно. Откровенно признаться, что тот путь, который они выбрали, – это путь их сердца, а не родителей, друзей или партнеров по жизни. Быть смелыми и делать то, что нравится, невзирая на неодобрение других. Осознавать, что никто не проживет за вас вашу жизнь и, если вы не сделаете что-то, чего очень хотите, то этого просто не будет в мире, ведь, как вы, не сможет никто. Даже если пока вы не знаете, что делать, мой совет: делайте хоть что-нибудь. Не сомневайтесь. Потому что такие мысли подобны кругам на воде, в сомнениях проходит ясность и не видно никакого отражения, не видно того, кто ты есть. Просто остановитесь, сделайте паузу на день, неделю, месяц, год, если нужно, а потом делайте то, что нравится, но только при условии ощущения, что сможете делать это долго. Дольше, чем день, неделя, год. Тогда вы получите от своего занятия не только радость и удовольствие, но и деньги на продолжение вкупе с поддержкой окружающих. И последнее: хотя бы в чем-то вам нужно стать экспертом. И вы будете по-настоящему счастливы, а в этом и есть весь смысл нашей жизни.