Лариса Найденова: «Дизайнер – это не просто «подушки красиво разложить»

26 апреля 2017

В последнее время профессия дизайнера больше ассоциируется с посещением выставок и светских тусовок, нежели со сложным творческим процессом. А телепрограммы о создании интерьера за три дня создают впечатление, что преобразить дом с минимальными усилиями и затратами может каждый. Разобраться, так ли это просто, мы попросили дизайнера Ларису Найденову.

– Лариса, как вы считаете, дизайнерами рождаются или становятся?

 

– Здесь приходит на ум пример всем известного сюрреалиста Сальвадора Дали. Он с детства отличался выраженной неординарностью поведения и решения творческих задач и в этом смысле «родился» Сальвадором Дали, а потом на протяжении всей жизни сознательно культивировал свою неординарность, создавая и поддерживая эпатажный культовый образ, и в этом смысле «стал» великим Дали.

То же и с дизайнерами, хотя, по сути, это справедливо для специалистов в любой сфере. Необходимо иметь определенные врожденные качества, а потом развивать их и окультуривать. Бывает и так, что человек не обладает от природы талантом, но у него есть желание добиться результатов в любимом деле. Тогда, казалось бы, не обладающий особыми природными данными человек старанием добивается своего. Идеально, если совпадают и талант, и желание, тогда можно сказать, что человек родился с призванием. Но все же, как правило, хороший специалист создает себя сам, своим трудом.

И не надо забывать, что дизайнер – это профессия, требующая, как и всякая другая профессия, соответствующего образования. Термин «дизайн» сегодня приобрел слишком широкий и даже размытый смысл. Между тем за специалистами высокого уровня в области промышленного дизайна, например, всегда стоит серьезная школа. 

Авторы проекта: Лариса и Владислав Найденовы

Фото: Александр Шевцов

 

– В чем разница во взглядах профессионального дизайнера и любителя?

– Возможно, исходя из реалий, дизайнер интерьера, или «комнатный декоратор» (так называлась эта профессия до революции), может быть успешным, не имея соответствующего базового образования. В искусствоведческой литературе это явление именуется «дилетантизмом». Кстати, ничего обидного в этом нет. Например, всем известные художники Альбрехт Дюрер, Ван Гог, А. Н. Бенуа по сути – дилетанты, а антиквары-любители зачастую разбираются в произведениях искусства намного лучше музейных работников. Однако разница между профессионалом и любителем есть. Дилетанта, даже самого талантливого, можно сравнить со студентом, получившим зачет «автоматом» за активное участие в семинарских занятиях. Такой зачет облегчает жизнь, но лишает возможности систематизации знаний и ликвидации пробелов, а именно эти образовательные задачи решает процесс подготовки к зачету или экзамену. Самоучка всегда ограничен рамками собственного опыта и редко обладает действительно глубокими знаниями. Еще яркий маркер дилетанта – нестабильность удач. Например, у И. Е. Репина плохих работ нет. Есть выдающиеся, а есть «проходные», но все высокопрофессиональные. А у специалиста-самоучки работы могут чередоваться: то удача, то нет. Это справедливо по отношению к представителям всех творческих профессий.

Еще пример. Рассматриваем интерьер: нравится или не нравится. Почему? Профессиональный дизайнер или архитектор, как правило, сможет проанализировать ситуацию и конструктивно объяснить, в чем причина удачи или неудачи. Если интерьер хороший, но стиль, в котором он выполнен, не близок данному «критику», скорее всего, он заявит: «Я такое не люблю, но выполнено профессионально». Если интерьер неудачен, то выявит ошибки (пропорциональные нарушения, неправильно расставленные акценты, неграмотно организованное пространство, отсутствие смыслового контекста и т. п.) и, конечно, сможет конкретно объяснить, в чем, на его взгляд, в данном случае это выражается. Причем надо отметить, что подобный анализ этими же специалистами возможен и по отношению к другим видам творчества (архитектура, графический дизайн и др.), так как для них характерны схожие принципы и язык выражения. В этом случае мы услышим примерно следующее: «Я, конечно, не специалист в этой области, но…».

Когда судит человек, занимающийся самообразованием, то в большинстве случаев мы слышим общие фразы, поскольку в своем суждении он чаще всего опирается на принцип «нравится – не нравится», на интуитивное полагание и общие тенденции. Иными словами, он понимает, что этот интерьер, фасад, логотип, рекламная вывеска и т. п. вызывает симпатию или антипатию, но конструктивно объяснить причину своего отношения не сможет. 

Авторы проекта: Лариса и Владислав Найденовы

Фото: Александр Шевцов

 

– Есть ли кто-то в мире дизайна, кто для вас является образцом для подражания или кто оказал на вас наибольшее влияние?

– Безусловными авторитетами в мире дизайна для меня являются отцы-основатели современной архитектуры и художественного конструирования: Вальтер Гропиус, Людвиг Мис ван дер Роэ, Ласло Мохой-Надь, Ле Корбюзье, Фрэнк Ллойд Райт и др.

– Каковы ваши принципы работы и подхода к дизайну интерьера?

– Первоочередной задачей дизайнера интерьера является понимание клиента, его вкусов, потребностей, образа жизни. Необходимо осознать не только высказанные, но и внутренние, возможно, до конца не осознаваемые им самим желания и предпочтения. Если говорить о частном интерьере, то по-настоящему он сложится только в том случае, когда его владелец будет ощущать себя «дома». Конечно, есть понятие тренда, но жилой интерьер не сезонное явление, он создается на годы. Строя дом, большинство людей мыслит категорией поколений, «родового гнезда». Важно создать атмосферу, «родную» восприятию заказчика.

Общественный интерьер обязан максимально отвечать функциональному назначению и обладать соответствующим настроением. Перефразируя архитекторов-функционалистов – интерьер должен соответствовать протекающим в нем процессам. Говоря бытовым языком, желание поболтать с приятелями за чашечкой кофе должно возникать в кафе, а не в офисе.

Автор проекта: Лариса Найденова

Фото: Вячеслав Таран

 

– С чего начинается работа над интерьером?

– В первую очередь необходимо организовать пространство. Если это общественное помещение, рассчитать, как люди будут передвигаться. В том же ресторане – как будут сидеть гости, как подходить официанты… Это не просто красиво расставить мебель. В журналах нашему вниманию представлены красивые интерьерные фотографии. Но если внимательно присмотреться, то становится понятно, что в реальности некоторые интерьеры выглядят иначе, чем на фото. Некоторые предметы интерьера привнесены специально для «красивого кадра». Вы же понимаете, что на одиноко стоящем посредине помещения кресле, задрапированном каскадом дорогих тканей, никто сидеть не будет. На диване между лестничными пролетами, скорее всего, никто отдыхать не будет. Поэтому в первую очередь решаем вопросы эргономики и функциональности, а стилистика – это уже следующая задача. Еще раз повторюсь, что задача дизайнера интерьера в том, чтобы создать среду, максимально комфортную для человека.

– Что для вас неприемлемо в интерьере?

– Неприемлема путаница в функциональном назначении. Например, когда жилой интерьер по стилистике и атмосфере напоминает офис. Неприемлемо нарушать требования архитектурного пространства попытками совместить несовместимое (барокко в хрущевке, кантри в квартире с остеклением в пол и т. д.). Неприемлемы перегибы с оправданием «эклектика в моде». Пусть даже это будет в тренде.

– Есть ли какие-то правила выбора предметов интерьера? Какие, на ваш взгляд, самые распространенные ошибки и как их избежать?

– Я бы сказала – эстетика, стилистика, эргономика! Очевидно, что каждый предмет интерьера – часть общей концепции. И основным правилом выбора будет как раз следование этой концепции. На практике иногда случается так, что приобретаются вещи красивые, но чуждые выбранному стилю, или пропорционально несоразмерные по отношению к помещению и друг к другу, или по цвету не подходящие, – в результате это «режет» глаз. Хотя, конечно, могут быть исключения, когда предметы интерьера подобраны, казалось бы, «против правил», а гармония достигнута, но такой подход требует высокого уровня мастерства и очень развитого вкуса.

– Какой стиль интересен вам более всего?

– Мне доставляет удовольствие работать в разных направлениях. По сути, стиль диктует сама архитектура здания. Для хрущевки идеален функционализм, точнее конструктивизм, поскольку речь идет об отечественной традиции. Архитекторы целенаправленно разрабатывали такие квартиры в духе «социалистического минимализма». Если это классический дом, соответственно подойдет интерьер с элементами классики. Интерьер – это та же архитектура, только внутренняя. Если мы начинаем через нее переступать, получается подделка. Однако во главе угла всегда желание заказчика. Моя задача как дизайнера его идею «окультурить». Если идея совсем не вписывается в архитектурное пространство, беседую, пытаюсь убедить – это часть моей профессиональной деятельности. В любом случае стараюсь сделать так, чтобы клиент остался доволен.

– Какой дом вы бы спроектировали для себя?

– Если бы я строила дом для себя, это был бы дом в современной стилистике, может быть, с элементами старинных объектов. С большими окнами в пол, панорамным остеклением, простыми лаконичными архитектурными формами. Просто потому, что от классики немного устала. Иногда, если из интерьера убрать декоративные элементы, текстиль, от него ничего не останется, будут просто голые стены. Мне же близки интерьеры самодостаточные. Для меня декор – это дополнение, обогащение образа, но не концептуальное решение интерьерного пространства.

– Часто ли приходится исправлять ошибки архитекторов и бороться с неудобными планировочными решениями?

– Бывает и такое. Особенно не везет с бетонными лестницами. То ступеньки отличаются по размеру, буквально «пляшут», то высота пролетов такая, что можно удариться головой. Иногда лестница не проектируется вовсе. И после строительства дома вписать ее в общий объем сложно. Бывают случаи, когда приходится «изобретать» перила, так как традиционное проверенное решение не подходит.

– Вы работаете вместе с мужем. Есть ли различия в мужском и женском подходе к дизайну интерьера?

– Интерьер должен соответствовать поставленной задаче, отвечать определенным требованиям. Подход к дизайну, на мой взгляд, зависит не от гендерной принадлежности художника-конструктора (дизайнера), а от функционального назначения интерьера, от того, для чего и для кого он создается. 

– Каков собирательный образ вашего клиента? Есть ли какие-нибудь общие, схожие черты? Существуют ли идеальные клиенты?

– Все мои клиенты – люди, безусловно состоявшиеся и уверенные в себе. У нас не было случая, что с кем-то не удалось найти общий язык. Думаю, «идеальный» клиент – это человек, который готов к диалогу.

– Что для вас значит понятие «удачный проект»?

– Как говорит мой муж: «Если я встречаю через несколько лет своего бывшего заказчика, он жмет мне руку и говорит спасибо, это и есть удачный проект» – я с этим полностью согласна.

– За трендами следите?

– Как всякий дизайнер, слежу, но не ставлю во главу угла. Возникновение трендов обусловлено расширением рынка, появлением новой продукции, новых видов материалов, в которых, конечно, необходимо ориентироваться.

– Года через три-четыре что будет в дизайне?

– Как я уже говорила, мы живем в эпоху великого дилетантизма в самых разных сферах и областях. Вузы ежегодно выпускают десятки специалистов, работающих впоследствии не по профилю. Конечно, хотелось бы, чтобы каждый был на своем месте. Что касается темы нашего разговора, нужно понимать, что дизайнер – это все-таки очень серьезная профессия, это инженерия, облеченная в эстетическую форму. Профессия дизайнера подразумевает, что он должен сам уметь рисовать, чертить, макетировать, работать с формообразованием и т. д. Сейчас все это сводится к работе на компьютере в специальной программе, и мы на этом живем. Поэтому кажется, что дизайнером может стать каждый. Но что будет, если забрать у нас этот компьютер? Представители старой школы, к примеру, могут обойтись и без него. А вот новое поколение... Тем не менее я уверена, что профессия развивается, люди воспитывают вкус, получают знания, профессиональную подготовку, и скоро станет понятно, что, используя термин «дизайн», мы говорим о художественно-промышленной эстетике, о промышленном искусстве, а дизайнер – специалист в области «художественного конструирования и проектирования», а это не просто «красиво» расставить мебель и разложить подушечки.

 

Автор проекта: Лариса Найденова

Фото: Вячеслав Таран