Татьяна Плоткина: «Работа над общественным интерьером сродни сценографии»

14 июня 2017

 Первым учителем Татьяны Плоткиной стал ее дедушка, известный промышленный и графический дизайнер Александр Борсученко. Привитые им чувство стиля и любовь к рисованию еще в детстве позволили определиться с выбором профессии, и сегодня Татьяна успешно реализует проекты общественных и частных интерьеров. О том, почему ей нравится заниматься дизайном общественных пространств, как хороший интерьер помогает воспитывать вкус и что надо знать начинающему дизайнеру, рассказала в интервью «СИ» руководитель дизайн-студии «АртСтиль» Татьяна Плоткина. 

– Татьяна, вы известны как автор многих  общественных интерьеров. 

Чем отличается работа над общественным пространством от дизайна частного интерьера?

 – Общественный интерьер, разумеется, предназначен для публики. В  первую очередь для меня важно понять, в чем заключается функциональность помещения: для чего оно, что там будет происходить, с какой целью. Затем в разговоре с заказчиком пытаюсь выяснить, какая целевая аудитория, какого возраста, какие-то особенности, задумки, что бы он желал воплотить в этом интерьере. Когда-то я хотела быть театральным художником, поэтому для меня дизайн общественных пространств сродни сценографии, и дизайнер выступает в этом процессе как режиссер. Каждый раз интересно придумывать новую сюжетную линию, вокруг которой все закручивается.

Если говорить на языке живописи, то дизайн общественного интерьера для меня это свободная масляная живопись широкими пастозными мазками на большом холсте.

Частный интерьер я бы сравнила с акварельной техникой лессировки, когда, чтобы добиться глубины цвета и определенного оттенка, нужно наносить тонкие прозрачные красочные слои. Такая работа более деликатна и вдумчива, потому что в самом ее начале необходимо понять до малейших деталей, чего хочет конкретный человек, даже если он сам полностью не осознает своих желаний.

Мне интереснее заниматься общественными пространствами – они масштабнее, в них больше возможностей для творчества, выражения своих идей, воплощения разных по характеру атмосфер. Создание общественного интерьера – это очень увлекательное дело, особенно когда присутствуют большие архитектурные объемы. При работе над общественными пространствами сначала возникает образ, ассоциация, связанная с функциональностью помещения или названием. Я никогда не останавливаюсь на одной идее, обычно рождаются 2-3 концепции. Потом обсуждаем с заказчиком все идеи, одна становится преобладающей, а элементы  других могут ее дополнить. Когда мне предоставляется возможность поучаствовать в проекте и как дизайнеру интерьера, и как графическому дизайнеру, разрабатывая фирменный стиль и логотип или шрифтовые композиции для стен, работать особенно приятно.

Например, в начале работы над интерьером медиацентра Института развития образования Калининградской области прозвучало пожелание сделать учебное пространство не чопорным, не строго академичным, но в то же время настраивающим на деловой лад. Моей задачей было создать такую атмосферу, которая бы раскрепощала творческую, созидательную энергию и одновременно обеспечивала бы серьезный подход к работе. В результате медиацентр, объединивший в себе классический подход и современные нестандартные формы мебели с сочными цветовыми акцентами, стал любимым местом работы и отдыха не только для гостей, но и для сотрудников института.

– Что самое сложное в работе над общественным интерьером?

– Как правило, у меня не возникает трудностей ни в творческой, ни в технической  части при подготовке  документации и чертежей. Сложности могут возникнуть на этапе комплектации, когда возникает окончательный образ. Заказчик не всегда может позволить себе то, что хотелось бы воплотить. В таких случаях связываемся с поставщиками, ищем составляющие интерьера, максимально приближенные к нашей задумке и вписывающиеся в бюджет проекта.

 

– Общественный интерьер предполагает, что в данном помещении будет находиться большое количество посетителей. Как сделать так, чтобы комфортно было всем или по крайней мере большинству?

– Всем угодить, конечно, невозможно. Важно определить и почувствовать основной тип людей, которые будут приходить. Например, в работе над проектами для детей я опираюсь на знание детской психологии и полагаюсь на свой педагогический опыт. А вообще в процессе работы над общественным интерьером стараюсь разговаривать, советоваться со своими знакомыми и друзьями – людьми разных поколений. Показываю им эскизы, прислушиваюсь к их мнению.

 

– Какой объект был самым сложным?

– Пожалуй, центр отдыха «Баньки». Из-за масштабов работы и очень сжатых сроков.  Над объектом работала целая команда дизайнеров, в том числе и некоторые из моих студентов, которые на тот момент проходили производственную практику. У них было два месяца напряженной работы – за это время нам надо было сделать проектную часть гостевого дома с лобби-баром на первом этаже. И это был, конечно, довольно рискованный шаг, но ребята учились на реальном объекте, достойно справились с заданием и получили ценный опыт. Двое из них теперь работают в моей дизайн-студии.

– Над чем работаете сейчас?

– Сейчас завершаем реализацию общественного проекта, второго в нашей практике медиацентра, который мы делаем по рекомендации Центра развития образования Калининградской области. Это медиацентр для колледжа информационных технологий и строительства. По восприятию, по своему духу он немного похож на предыдущий, но по дизайну совершенно другой. У каждого дизайнера, конечно, есть свои фишки, но мне не нравится штампованная работа, тем более в общественных интерьерах. Один из залов в этом проекте может работать и как библиотека с читальным залом, и как конференц-зал. Второй смежный зал – компьютерный. Важная особенность: в колледже будут обучаться и студенты с ограниченными физическими возможностями. Это заведение было выбрано пилотным для проекта «Доступная среда». Перед нами стояла очень ответственная задача – так подобрать и расставить мебель и оборудование, чтобы это было удобно в том числе и для инвалидов-колясочников, чтобы у них была возможность самостоятельно пользоваться учебными материалами и компьютерами. Интерьер выполнен в светлых тонах, а в качестве цветовых акцентов мы подобрали насыщенные, но не кричащие тона, поднимающие  настроение, но не отвлекающие от концентрации внимания. Чтобы настроить студентов на учебный процесс, мы придумали такой декораторский прием, как большие настенные панно с мотивирующими цитатами, выполненные в популярном сейчас стиле леттеринга. А для того чтобы поддержать студентов с ограниченными физическими возможностями, мы нарисовали на одной из стен портрет Стивена Хокинга как пример человека, побеждающего трудности благодаря своей силе духа. Оценить нашу работу можно будет уже в начале следующего учебного года.

 

– Стиль какой эпохи вам понятнее и ближе всего?

Люблю разные стили, тут я не буду оригинальна. Можно создавать интерьеры, придерживаясь чистоты стиля, но порой интереснее экспериментировать. Умелое сочетание разных стилей говорит о высоком профессионализме дизайнера. Самый старый во временном контексте стиль, с которым довелось работать, – это немецкий (начала ХХ века) югендстиль. Меня пригласили поработать над оформлением музея-квартиры Altes Haus в качестве колориста и декоратора. Квартира находится в здании 1912 года постройки и воссоздает обстановку семейного быта жителей Кенигсберга начала ХХ века. Все предметы мебели и быта в течение нескольких лет собирались создателями и хозяевами музея Александром и Натальей Быченко. Передо мной стояла задача подобрать цвета для стен квартиры и подъезда, орнаментальных бордюров, дверей, оконных рам и деталей камина. Текстильное оформление окон также удалось гармонично вписать в интерьер, выполнив его в тканях цветов и фактур, характерных для югендстиля. Вся мебель, предметы интерьера и декор аутентичные, и туда можно прийти, присесть возле камина и мысленно совершить путешествие на сто лет назад. Мне вообще нравится атмосфера 20-х годов прошлого века, так как в детстве в Ленинграде я много общалась со своей прабабушкой, и благодаря сохраненным ею старым семейным фотографиям я полюбила моду и обстановку тех лет.

  

– Может ли интерьер воспитывать человека?

– Да, конечно. И особенно это касается именно общественных интерьеров. Если позволяет идея заведения, то почему бы не вписать в интерьер художественные элементы, которые заинтересуют посетителей и помогут расширить их кругозор. Не могу не упомянуть своего преподавателя Владислава Найденова, талантливого художника и дизайнера, который создал немало общественных интерьеров, мастерски вписывая искусство в интерьер. Будучи студентами, мы любили ходить смотреть, как он работает. Такой подход к дизайну, безусловно, формирует хороший вкус.

– Достаточно ли у нас в городе таких воспитывающих пространств?

– К сожалению, мало. Мне, например, очень нравится необычный зал кинотеатра «Заря». Его овальная планировка и вытянутый куполообразный потолок – удачный пример уютного общественного интерьера, который полюбился многим. У меня возникает ассоциация с грандиозной площадью перед собором Святого Петра в Риме (проект Джованни Бернини), обрамленной полукруглыми колоннадами, напоминающими по форме руки, которые принимают всех в свои объятия.

Интерьер на самом деле может иметь очень сильное эмоциональное воздействие: как поднять настроение, так и подавить его.

 

– Как дизайнер-режиссер Татьяна Плоткина понимает, что спектакль удался, что проект получился?

– Если мы говорим в театральных терминах, то по аплодисментам зрителей (улыбается). Главным маркером, пожалуй, являются рекомендации заказчиков, когда тебя уже советуют своим друзьям и знакомым. Тогда можно говорить о том, что интерьер получился.

– Что бы вы посоветовали тем, кто только собирается стать дизайнером? Профессия дизайнера – это про что?

– Как бы со стороны ни казалось, что жизнь дизайнера легкая и романтичная, надо понимать, что это серьезная профессия. Во-первых, это художественное конструирование, поэтому сродни работе инженера. Во-вторых, работа предполагает активное общение с людьми, поэтому необходимо знание психологии.

Я бы посоветовала развивать в себе прежде всего наблюдательность и воображение. Как можно чаще бывать на природе (там можно почерпнуть много идей), присматриваться к поведению людей. И, безусловно, без основ художественной грамоты вряд ли получится хороший результат. Необходимо подружиться с математикой, черчением, понимать элементарные физические законы и свойства материалов. Дизайнер – это серьезная профессия, требующая хорошего образования. Если человеку есть чем поделиться и чему научить в той области, где он компетентен, необходимо делать это с точки зрения передачи знаний и опыта. Понимая это, я сейчас воплощаю свою педагогическую мечту – открываю детскую школу дизайна. Ведь желание творить и рисовать – это внутренняя естественная потребность ребенка. А мы, взрослые, должны помочь ребенку открыть в себе творческую личность. Тем, кто уже начал свой путь дизайнера или художника-конструктора, желаю стремиться создавать вокруг себя среду или объекты, эстетичные и максимально комфортные, помня знаменитую триаду Витрувия: прочность, польза, красота.