Арифметика градостроения

01 декабря 2013

Городские управленцы, как мантру, произносят одни и те же риторические формулы, пишут умные стратегии, планы, а реальные действия говорят об обратном: внятной градостроительной политики в Калининграде как не было, так и нет. Хотя мировой опыт говорит, что в основе логики построения успешных городов лежат простые базовые принципы: компактность города, инвестиции в сложившиеся городские районы, отказ от создания новых спальных районов и от типового высотного строительства, грамотное проектирование внутриквартального пространства. Понимают ли это городские власти?
Концепция пространственного развития
Главное, что придумывать ничего не надо, все основные принципы развития городов прописаны в учебниках. Вот они, азы: «Одну из ключевых ролей в повышении конкурентоспособности территорий играет интеллектуальный потенциал и человеческий капитал в целом. Для реализации основных приоритетов развития города важно сосредоточить усилия на закреплении молодежи в городе и привлечении высококвалифицированных кадров, для которых качество городской среды становится одним из важнейших критериев при выборе места жизни. Для предпринимателей имидж города, во многом зависящий от комфортности городской среды, также является важным критерием при выборе места для ведения бизнеса, размещения производственных мощностей. Качество архитектурно-планировочных решений в городской черте, а также экологическая безопасность и комфорт проживания существенным образом влияют на капитализацию городских территорий и привлекательность города для инвестиций. Таким образом, территориальное планирование является одним из важнейших аспектов развития города на средне- и долгосрочную перспективу». У нас же сначала строят гостиницу «Ибис», а потом затевают планирование «Сердца города.

В чем разница между архитектором и градостроителем?
В градостроительстве нет таких понятий, как «красиво» или «некрасиво». Градостроителей интересует правильно просчитанный генеральный план. Просто, как таблица умножения: до определенной плотности заселения – населенный пункт – деревня, поселок, село, город. Развитие города возможно только при определенной плотности заселения (что тесно связано с налогообложением, количеством рабочих рук и т. д.). Как ни парадоксально, чем выше плотность населения, тем качественнее условия проживания горожан (больше налогов, меньше коммуникаций, лучше обслуживание и т. д.). Стало быть, градостроитель – это технический работник с высшим профильным образованием.
А вот главный архитектор должен повышать капитализацию города (или области) градостроительными средствами. Например, разбиение или благоустройство парка в городе повышает капитализацию окружающей застройки без того, чтобы понатыкать на этой территории 9-этажек… И это принципиально отличная от калининградской градостроительная идеология, когда строительство элитных домов беззастенчиво ведется на территориях парков. И генеральный план здесь ни при чем: согласно этому документу зеленый каркас города должен быть сохранен. Значит, дело в людях?
Лицо того города, которое мы получили, мне кажется, связано прежде всего с этическими проблемами. Может, это прозвучит очень резко, но произошло определенное предательство профессиональных принципов и в архитектурном цехе, и в цехе, который занимается сохранением исторического наследия, и во властных структурах.
Разруха не в городах, а в головах
Например, председатель комитета архитектуры и строительства Калининграда Артур Крупин убежден, что комитет архитектуры и строительства в первую очередь должен заниматься документами территориального планирования, которые направлены на устойчивое развитие территорий в границах муниципального образования, а также формированием городской среды. Ранее все эти функции были сосредоточены в управлении главного архитектора, но в связи с тем, что каждая функция имеет достаточно большую содержательную часть, для полноценной их реализации и своевременного достижения поставленных задач было принято решение разделить функционал. Теперь управление по градорегулированию будет заниматься разработкой документа территориального планирования и градостроительного зонирования. А полномочия главного архитектора ограничатся непосредственно формированием городской среды. Этот подход уже признан ошибочным, и в ряде муниципалитетов, где эти функции ранее были обособлены, идет их объединение. Одним из первых стал Санкт-Петербург. Главный архитектор Северной столицы Олег Рыбин так прокомментировал объединение обязанностей главного архитектора и председателя комитета по градостроительству и архитектуре: «Совмещение этих постов важно не только для Санкт-Петербурга, но и для любого города России, потому что «административная мускулатура», которой обладает председатель комитета, помогает главному архитектору принимать профессиональные и блокировать неверные решения». Получается, что главный архитектор Калининграда влиять на градостроительную политику не может. Он будет заниматься дизайном городской среды. Кто-нибудь из тех, кто принимал такое недальновидное решение по разделению функций, задумался о роли архитектуры в городе вообще? Понимают ли реорганизаторы, что архитектура должна говорить не на языке дизайна, а на языке развития, поступательного движения вперед. Если бы такое понимание было, Калининград не превращался бы в город шопинг-центров.
А где же социальная ответственность бизнеса?
После заявлений главы нашего города Александра Ярошука о прекращении точечной застройки появилась призрачная надежда на то, что бизнес наконец-то начнет вытесняться из центра города. Однако пафос развития Калининграда не был вынесен на окраины. Исторический центр продолжают подрывать самыми разнообразными способами. В связи с этим хочется напомнить, что существует этическая и социальная ответственность не только архитекторов, но и у бизнеса. То, что произошло в Калининграде в историческом центре (возьмем последние 20 лет), порождает неудовлетворительные ощущения уже у всех: и у профессионалов, и у жителей города. Деньги оказались на вершине пирамиды всех ценностей. Концерны не хотят инвестировать в архитектуру как таковую, им интересны торговые площади и продажи. Вся архитектура, которая создается сейчас, не рассчитана на перспективу пятидесяти, ста лет, по сути это дешевка. Новые здания получаются хуже, чем старые, до уровня здания юстиции, где сегодня располагается КГТУ, или до Кенигсбергского управления почтовых чеков (ныне «Янтарьэнерго») они явно недотягивают. Это плохо для горожан. Так почему мы должны это принимать как данность? Почему мы должны наблюдать уродливые проявления архитектуры и в исторической среде, и в микрорайонах на периферии, которые прорастают точечной, башенной застройкой. А что происходит с транспортом? Все вены закупорены, повсюду стоят тромбы. А это тоже степень ответственности бизнеса. Будет ли решен ли этот вопрос в Калининграде? И когда?
Почему нас загоняют в муравейники?
Давайте внимательно посмотрим, как у нас строятся новые микрорайоны. Те, кто планирует новостройки, идут по пути позднего советского периода: большое число очень похожих друг на друга домов, а чаще – типовых решений. В Европе же руководители муниципалитетов, как правило, занимают иную позицию: нельзя в одном районе заказывать два здания одному архитектору. Каждое здание должно быть индивидуальным, только тогда инвестиции, в него вложенные, будут влиять на рост стоимости города.
Я склоняюсь к тому, что это более правильная позиция. Не имея возможности самостоятельно проанализировать стоимость строительства жилья в России и в Европе, предположу, что наши типовые решения не слишком выигрывают в себестоимости у индивидуальных проектов зданий, которые строятся в Европе по новым технологиям, из новых материалов. Строительство каждого нового дома — это инвестиции в город, вклад в создание качественной среды обитания. Дом, построенный по типовому проекту, – просто деньги, выброшенные на ветер. Это, как сотню раз переписанный современниками квадрат Малевича, он не имеет ценности.

Надежда умирает последней?
Президент Союза архитекторов России Андрей Боков три года назад на проходившем в нашем городе заседании совета архитекторов заявил: «В Калининграде есть все возможности, чтобы сделать город привлекательным. Для этого необходимо выработать правила игры, понятные инвесторам и девелоперам и исключающие разрушение сложившегося ландшафта.
Это система дорог, зеленых зон, систем водных пространств, рукотворный ландшафт, который создавался столетиями. Этот ландшафт мог бы стать пространством, где нужно развиваться и строить дома. Вы же живете в не построенном городе. Не могут здесь существовать 12-, 13-, 15-этажные «пеньки», которые возникли непонятно почему. Дома, которые не формируют ни улицы, ни площади, ни тот ландшафт, который обнаруживается в фотографиях».
Он отметил, что сейчас Калининград переживает «особый момент в его истории»: «Это момент истины. Сейчас вы должны найти возможности и силы сделать его привлекательным, как города-соседи. В вашем городе для этого есть все предпосылки, и их гораздо больше, чем в других городах».
А учиться есть у кого
Например, в послевоенном Берлине много строили, поэтому к 1989 году город напоминал коллаж. В 1980-х годах прошла волна общественных протестов против разрушения застройки XIX века. Люди были против «машин для жилья», больших однообразных жилых комплексов. В итоге власти города и архитектурное сообщество сформулировали принцип сохранения города в городе: отдельные небольшие районы сохраняют свое своеобразие, а связывают их зеленые пространства и инфраструктура. Всем архитекторам, работающим в городе, в том числе очень известным, были даны жесткие условия: новые здания должны были быть вписаны в контекст исторически сложившейся городской среды. Такой же концепт реализован и в так любимом калининградцами Гданьске.
Но в Калининграде градостроители арифметикой не пользуются

Азы градостроения нарушаются с особым цинизмом. Весной этого года на конференции граждан «Наше право на город» горожане потребовали неукоснительного соблюдения действующих градостроительных правил. А именно последовательности подготовки градостроительной документации, прописанной в Градостроительном кодексе РФ: во исполнение генплана разработать проекты территориального планирования и только после этого начинать новое строительство. Но это требование попросту игнорируется. Городские власти выдали разрешение на строительство очередного административно-торгового комплекса на улице 9 Апреля. Он должен разместиться на участке между магазином «Мир тканей» и ателье «Фантазия». Жители домов № 44-50 по ул. 9 Апреля собрали 113 подписей под обращением к главе Калининграда Александру Ярошуку с просьбой остановить строительство. Как утверждают местные жители, земельный участок между магазином «Мир тканей» и ателье «Фантазия» площадью всего 0,1004 га является непригодным для строительства крупного объекта, поэтому застройщик ООО «09 апреля» пытается по максимуму увеличить размер земельного участка, в том числе за счет придомовой территории близлежащей многоэтажки. По мнению жителей, это ухудшит их среду обитания. Но власти цинично заявили, что новое здание будет защищать близлежащие дома от шумовых нагрузок и загазованности.
А пару недель назад в программе «Главный час» Александр Ярошук сообщил, что территория в Центральном парке между входом с улицы Колоскова и Певческим полем будет благоустроена в ближайшие несколько лет. Так называемое благоустройство готов выполнить предприниматель, заинтересованный в организации теннисных кортов на заброшенном участке в парке. Возникает резонный вопрос: «Почему в центральном городском парке, небольшом по размерам, оказалась заброшенная территория?» Хотя логика властей понятна: один заброшенный участок, где находилось кафе «Сказка», инвестор планирует «благоустроить» многоэтажной гостиницей, другой – напротив мореходной школы – очередным торгово-офисным центром. Список можно продолжать.
Хотя, как обозначено в генплане, основными планировочными задачами по восстановлению и созданию озелененного природного комплекса города являются:
– формирование единой системы природно-экологического каркаса территории;
– сохранение, обогащение и рациональное использование природных ландшафтов, ценных в научно-познавательном и хозяйственном отношении;
– сохранение и увеличение площади зеленых насаждений для улучшения экологической обстановки в городе;
– восстановление исторического характера озеленения;
– обеспечение нормативных требований по озеленению городских территорий.
Но жители ведь ничего больше и не требуют?