Что происходит с архитектурой в Калининграде?

01 апреля 2014

В нашем городе, мне кажется, градостроительная ситуация сложилась болезненная и почти критическая. Государственные и городские чиновники, отдельные выдающиеся деятели культуры, а также многие слои общества не обладают элементарными знаниями в градостроительной сфере. Вероятно, они считают, что их статус, узкопрофессиональный авторитет или высокая должность – достаточное основание для управления или участия в процессе формирования архитектурно-градостроительного ландшафта. А многие высокопоставленные чиновники вообще, к сожалению, не ставят себе целью изменения ситуации к лучшему, решая только сиюминутные проблемы. Что делать?

Диалог с обществом становится необходим

Архитектура для тех, кто облачен властными полномочиями, к сожалению, не входит у них в систему общих ценностей и приоритетов. В исключительных случаях архитектура для них может оказаться я в зоне обслуживания собственного бизнеса. Такая постановка вопроса сказывается на всем, порождает неуважение к профессиональному цеху, да и вообще к труду профессионалов. Архитектура у нас всегда где-то сбоку, как бы заодно. Но эта ситуация порождает и встречное движение.
В последнее время все активнее обсуждаются возможность и способы влияния на процесс управления городом его жителей. Появился даже термин «активные горожане», обозначающий группы людей, изучающих прикладную урбанистику и добивающихся от властей решения многочисленных проблем городской инфраструктуры. Появилось множество интернет-сообществ, где люди не просто обмениваются мнениями, а проводят семинары и мастер-классы. На этих площадках происходит обмен опытом благоустройства окружающей среды. Их энтузиазм и напор приносят свои плоды, даже если не напрямую, то опосредованно, выводя в информационное поле острую проблему или инициируя дискуссию с привлечением сторонних экспертов, как это произошло с проблемой сохранения брусчатки на некоторых улицах Калининграда.
Руководство города, реализуя собственную программу развития городского пространства, не может не учитывать существование и мнение «активных горожан», генерирующих новые идеи или альтернативные методики решения городских проблем. На фоне зарождающегося конструктивного диалога власти и жителей города роль профессионального сообщества, архитекторов и проектировщиков выглядит не столь убедительной, в большинстве случаев ограничиваясь либо официальными заявлениями о поддержке новых направлений в архитектурно-градостроительной политике, либо критикой конкретных примеров ее реализации.

Где же ответственность архитекторов?
Да, сегодня практически не существует способов формулирования экспертных предложений и профессиональных инициатив по решению актуальных городских проблем. Но активная общественность считает, что архитектор может нести повышенную социальную ответственность в силу предмета своей деятельности и должен занимать более конструктивную позицию, предлагать городу решения тех или иных очевидных ему проблем, используя свои знания и опыт. И архитектурному сообществу вовсе необязательно ждать, когда кто-то позовет его участвовать в каком-нибудь конкурсе. Если кто-то из архитекторов видит «болевую точку» и знает, как ее можно было бы решить, как сделать конкретный фрагмент города более разумным, комфортным, интересным, почему бы ему не выступить с инициативой и приложить усилия, чтобы быть услышанным?
Мнение архитектора выражается языком архитектурных эскизов, которые должны быть представлены на суд общественности для обсуждения и начала профессиональной дискуссии всеми доступными нам средствами. Таких средств сегодня достаточно. Например, создание специальной интернет-платформы, на которой можно было бы собрать различные концепции или предложения по улучшению городской среды. Хочется процитировать немецкого архитектора Мука Петцета: «Архитектура – это наиболее ответственное и общественно ориентированное из всех существующих видов искусств, поскольку всем людям надо где-то жить. В чем состоит ответственность архитектуры в новых условиях? Нам нужно думать о наиболее эффективных путях сохранения уже имеющихся энергий: внимательно смотреть вокруг и работать с тем, что есть. Архитектура должна говорить не на языке дизайна, а на языке развития, поступательного движения вперед. Даже в абсолютно пустое пространство неправильно приходить с жесткой идеей о том, что там должно быть. Впрочем, это не всегда неправильно, но – в большинстве случаев. Освоение пространства – это процесс. Если мы открыты тому, что уже есть в пространстве, если мы знаем о нуждах жителей, мы начинаем работать одновременно со всеми факторами. И если мы не будем торопиться и думать слишком быстро, у нас непременно получится то, что впишется в существующий контекст и сделает его богаче».

Нужно учиться слышать профессионалов и людей
Очень хотелось бы, чтобы градоначальники, министры и олигархи на тему архитектуры и градостроительства вдруг заговорили с профессиональным сообществом, делегировали полномочия, вступили бы в дискуссию, научились бы слышать конструктивную критику и получать отказы на свои решения. Необходимы перемены во всех аспектах градостроительной деятельности. Прежде всего, нужна грамотная европейская структура распределения полномочий и делегирования профессиональной ответственности. Должна, наконец, заработать система ротации и выборности членов градостроительного совета, жюри и председателей конкурсных комиссий. Безусловно, сегодня, как никогда, необходима консолидация внутри профессионального сообщества. Нужны новые законы архитектурной деятельности. Ну и, в конце концов, не должны чиновники, строители и заказчики управлять архитекторами и урбанистами. Нужно всем научиться интеллигентно разговаривать и слышать друг друга. Положительный опыт уже есть. Недавно в двух российских городах завершился первый этап любопытного социального эксперимента, в рамках которого обычным гражданам доверили ни много ни мало формирование местных бюджетов. Инициатором проекта стали Европейский университет в Санкт-Петербурге и общественная организация «Комитет гражданских инициатив». На эксперимент решились в Череповце и городе Сосновый Бор (Ленинградская область). Почин признан успешным. Жителей этих городов, подавших заявку на участие в проекте, включили в состав комиссии по распределению бюджетных средств. Каждый член комиссии «из народа» получал право выдвинуть до трех инициатив, которые тщательно обсуждались, проверялись и только потом выносились на голосование. Незнание тонкостей формирования и исполнения бюджета препятствием не стало: для участников проводили заседания и лекции, где все подробно объяснялось. Деньги, к слову, выделили весьма приличные: в Сосновом Бору гражданам доверили 15млн рублей, в Череповце – 20 миллионов. Как показала практика, инициатива пришлась жителям «экспериментальных» городов весьма по душе: от работы никто не отлынивал, предложения выдвигались более чем жизненные, а результаты могут почувствоваться уже в ближайшее время. Так, в Сосновом Бору, где в комиссию вошли 15 человек из 79 подавших заявки, работа над «народным бюджетом» шла полгода. Тех, кто по каким-либо причинам не мог прийти на заседание, замещали члены резерва. В результате было решено построить спортивную площадку с тренажерами и установить велопарковки. Заявка инициативной группы вошла в проект бюджета. А в Череповце местный житель подал заявку с предложением посадить вдоль улиц и возле зданий хвойные деревья. По его мнению, это позволит значительно улучшить экологическую ситуацию в городе, да и больших денег не потребует. Так или иначе, но власти решили узнать, чем живет народ, и это радует, хоть и выделенная сумма – лишь капля в море. Чиновники вынуждены были признать, что предложения новоиспеченные «финансисты» выдвигают в основном весьма толково. Значит, перспективы у совместной работы горожан и администрации есть. Они смогли договориться – и это главное. Координаторы проекта считают, что такая работа, во-первых, повышает прозрачность бюджета для граждан, ведь его формирование проходит у них на глазах. Во-вторых, голос народа, образно говоря, становится громче: жители указывают на наболевшие проблемы и сами принимают участие в их решении. Это очень полезно для таких сфер, как, например, вопросы благоустройства, дорожное строительство, культура, спорт. Наконец, это отличный способ наладить обратную связь между властями и населением.

Но в Калининграде власти идут своим путем

Это путь в никуда, так как чиновники, строители и заказчики управляют архитекторами и урбанистами. Как это управление происходит? Да все по старому принципу: разделяй и властвуй. В июне прошлого года очередной главный архитектор Калининграда Вячеслав Генне докладывал комиссии горсовета по градорегулированию и землепользованию свою концепцию развития архитектурного облика города. По его словам, она будет строиться на уже действующих в областном центре принципах и не предполагает ничего «нового и сенсационного». В частности, он сказал: «Очень много внимания уделяется общему архитектурному облику города, а именно тем элементам, из которых складывается положительное впечатление – рекламе, малым архитектурным формам, освещению и так далее. Я думаю, что мы продолжим эту работу». Хотя как ему, архитектору, не знать, что фонари и лавочки – средства изменения. Не цель. Цель изменений – превращение потенциально публичного пространства в активно действующее. А это уже из области подходов в городском планировании. Но планировать будут другие. А именно – управление по градорегулированию, в составе которого нет ни одного архитектора. Как пояснил заместитель главы администрации, председатель комитета архитектуры и строительства Артур Крупин: «Управление по градорегулированию займется разработкой документов территориального планирования: градостроительного плана, который в соответствии с Градостроительным кодексом РФ будет разработан на 20 лет, детальной проработкой правил землепользования и застройки, которые на сегодняшний день имеют много нареканий и по некоторым позициям не синхронизированы с генеральным планом, поэтому за прошлый год было внесено более 600 поправок». Поправки продолжают вноситься чуть ли не на каждом заседании горсовета. В основном в интересах близких депутатам компаний. Жители же оказываются заложниками сложившейся ситуации. На всевозможных архитектурных форумах звучат призывы к властям всех уровней: «Самое важное, развивая города, привлекать архитекторов». В некоторых российских городах это призыв услышали, провели работу над ошибками и взялись за обустройство окружающей среды. В нашем городе прямо на заседании градостроительного совета с участием архитектурного сообщества областного центра архитекторам сказали: «Вам спасибо за ваше мнение, мы его очень уважаем, по возможности мы его учтем, но будем действовать в рамках действующего законодательства». А оно, как мы видим на примере правил землепользования и застройки, что дышло: как повернут депутаты, так и будет. Конечно, со временем ситуация будет меняться, и общественный спрос на качественную архитектуру будет расти. Но что останется жителям? Каменный мешок?

Просто факт
Самый низкий показатель в Европе по количеству архитекторов на 10 тысяч человек – в Румынии: всего 2,4.
В Голландии – 10.
В Италии – 19.
В России – всего 0,6.
Текст: Наталья Будоян
Фото: Роман Пучко
www.stroyint.ru