Главная тема

01 марта 2013

Круглый стол Почему Калининград живет не по плану?

Сегодняшняя ситуация в архитектуре Калининграда вызывает тревогу уже не только у специалистов, но и у обычных горожан. Мы все наблюдаем, как город превращается в нагромождение торгово-развлекательных центров, застывает в часы пик в пробках, становится некомфортным для проживания и никак не обретет своего лица. Отчего возникает конфликт прошлого облика города и нынешнего? Как так получилось, что две исторические эпохи соседствуют как противоположности, не объединенные даже цветовым сочетанием? Почему в Калининграде не реализуется генеральный план города? И есть ли возможность поправить ситуацию? Чтобы найти ответы на поставленные вопросы, «СИ» пригласил на круглый стол архитекторов и ответственных за реализацию генерального плана города. Участие в мероприятии приняли: председатель Балтийской гильдии градостроителей, почетный архитектор РФ Виктор Пустовгаров, руководители архитектурных мастерских – заслуженный архитектор РФ Вадим Еремеев и кандидат архитектуры Сергей Лебедихин, руководитель Агентства по градостроению правительства Калининградской области Александр Башин. А вот заместитель главы администрации Калининграда, председатель комитета архитектуры и строительства Артур Крупин времени на обсуждение проблемы не нашел. Хотя действующий генплан по оценке Артура Крупина исполнен всего на 30 процентов, а по оценке архитектора Вадима Еремеева – на 10 процентов.
«СИ»: – Почему, по вашему профессиональному мнению, так плохо исполняется генплан Калининграда?
Вадим Еремеев: – Ситуация действительно тревожная. Более того, в городе сейчас даже нет главного архитектора, а служба главного архитектора укомплектована без архитекторов-специалистов. Система государственного контроля распалась вместе с ликвидацией Госстроя, и мы видим, к чему это привело. Как только решение проблем градостроения перешло на места, заглядывать в генпланы никто не стал, началась вакханалия. Захват лучших участков города под застройку, которая приносит деньги. Те торговые центры, которые у нас появились на площади, никаким генпланом не были предусмотрены. В зеленом поясе Шнайдера построили жилые дома, захватили Ялтинский пруд – и там 17-этажки встали, появилась застройка в парке Калинина, парке 40-летия комсомола, вокруг озер. То есть вся эта экологическая зона, которая сохранялась во всех генпланах, практически исчезла. Осталось несколько сквериков, которые, видимо, погибнут в ближайший период. По моей информации, в сквере напротив ресторана «Атлантика» планируется строительство торгового центра.
«СИ»: – Но ведь у города есть генплан. Он согласовывался 5 лет. Принят в 2006 году. Что по нему сделано?
Вадим Еремеев: – Да практически ничего, он реализован процентов на 10. Возьмем дороги. Почему у нас проблемы с транспортом? Да потому, что ничего не делается. В генплане запланированы новые магистрали в Южном районе (ул. Коммунистическая, Судостроительная, Интернациональная). Переход на Сельму по ул. Гайдара проектировался еще 20 лет назад. Ни одна из запроектированных транспортных развязок на перекрестке пр. Калинина и Ленинского проспекта, на пл. Василевского, на пересечении ул. Дзержинского – Емельянова, ул. Фрунзе – 9 Апреля не построена. Было запланировано строительство моста параллельно двухъярусному с выводом движения параллельно пр. Победы. Это бы разгрузило центральные магистрали. Такой же анализ можно провести по строительству школ. На той же Сельме по нормативам и планам должно быть три школы, строят одну. Перечислю непостроенные медицинские учреждения: онкологический диспансер, новый туберкулезный диспансер, две большие поликлиники в Южном и Северном районах города.
Виктор Пустовгаров: – Без сомнения, вся градостроительная политика должна основываться на генеральном плане. Если мы не выстроим четкие требования к развитию города и не будем их соблюдать, то Калининград превратится в нерешаемый узел проблем. Это нужно делать сейчас. Откладывать уже нельзя. И соответственно, основываясь на генеральном плане, на тех правилах землепользования и застройки, нужно просто внести изменения, которые требуются по отдельным транспортным ситуациям, по масштабности застройки. Разобраться с центральной частью города. Вальное кольцо – историческая зона, ее можно перевести в достопримечательное место и ограничить какие-то определенные поползновения на застройку торговыми центрами. Надо сохранить историческое ядро, там ведь много памятников исторического наследия федерального, регионального и местного значения. Должны соблюдаться охранные зоны этих памятников. Они есть в генплане 2006 года. Большая проблема с масштабностью застройки. У нас зачастую проектировщики не соблюдают масштаб. Идет застройка малоэтажная, а рядом вырастают многоэтажные дома. Не могу не сказать и о стилистике застройки. Нам не хватает современных подходов к застройке свободных территорий. Нам нужно строить здания новой современной и качественной архитектуры, а зачастую возникают какие-то псевдоисторические объекты с различными помпезными украшениями. Этот комплекс проблем требует всестороннего рассмотрения, изучения. Как сделали наши соседи в Польше? Взять тот же Эльблонг, Гданьск. Они создали творческие коллективы, которые занимались и реставрацией, и восстановлением, и реконструкцией исторических территорий. Нельзя рассчитывать, что кто-то из санкт-петербургских архитекторов приедет, нарисует нам красивую картинку, и мы будем прекрасно жить. Такого не может быть. Должны быть местные творческие коллективы, постоянно работающие, чтобы рабочие группы занимались проектированием и отвечали за реализацию. У нас нет ответственных за результат. Нужно срочно разобраться с тем, что сделано, найти ошибки и не допускать их в будущем.

Сергей Лебедихин: – Новое – хорошо забытое старое. Ведь у нас был создан механизм, который отслеживал развитие города. Могу поделиться своим опытом. Внутри управления главного архитектора был Госархстройконтроль. И если что-то строилось с отступлениями от согласованного проекта, у этой структуры было право останавливать незаконное строительство, а там, где застройщик не останавливался, останавливали через прокуратуру. Отдел выдачи разрешительной документации тоже был в структуре главного архитектора. Если были сомнения по планировочным вопросам, по увязке высотности, разрешения не выдавались. На сегодняшний день все это разрушено. Госархстройнадзор на уровне города ликвидирован вообще, а областная ГАСН архитектурный облик не отслеживает. Она занимается строительным контролем. Отдел выдачи разрешительной документации сейчас выдает разрешения без всякой увязки с архитектурой. Это практически самостоятельная структура. Никакого архитектурного контроля сегодня, получается, нет. Нам теперь говорят, что членство в саморегулируемой организации должно гарантировать профессионализм. Что получается на деле? Например, нельзя разрабатывать архитектурно-строительную часть приличного объекта, если в составе твоего коллектива нет трех дипломированных архитекторов: с разным уровнем подготовки, стажем работы и т. д. Как сегодня решается эта проблема? Не хватает какой-либо фирме архитекторов, фирма покупает себе «мертвые души», вписывает в документы – и все. А потом выиграла серьезный заказ, начинает проектировать хороший приличный объект, а живых опытных архитекторов вообще нет в штате. Дальше уже никакого контроля нет. Даже районных архитекторов ликвидировали. Поэтому и качество некоторых объектов вызывает недоумение. Так жить нельзя. Значительно помог развалу системы контроля Градостроительный кодекс. Там слова «архитектура» нет вообще. Если к нему подходить формально, как у нас сделали, то можно убрать все звенья контроля. Но можно контролировать, не нарушая Градостроительного кодекса.

«СИ»: – У вас есть предложение?
Сергей Лебедихин: – Да. В 35-й статье ГрК, которая устанавливает состав территориальных зон любого нашего муниципального образования, в пункте 15 говорится: «помимо предусмотренных настоящей статьей органом местного самоуправления могут устанавливаться иные виды территориальных зон, выделяемые с учетом функциональных зон и особенностей использования земельных участков и объектов капитального строительства». Это значит, что, не нарушая Градостроительного кодекса, можно выделить в составе Калининграда определенные зоны (например центр города и вылетные магистрали), которые требуют особого внимания и формулирования определенных требований по согласованию строительства в этих зонах. Проектные материалы по всем объектам, расположенным в этих зонах, должны быть рассмотрены на градостроительном совете Калининграда или должен быть проведен архитектурный конкурс, что уточняется в градостроительном плане земельного участка. Вот вам законный инструмент для профессионального регулирования беспорядочной застройки.
«СИ»: – А что в ответ на это предложение скажет директор контролирующего агентства?
Александр Башин: – Контроль за градостроительной деятельностью, безусловно, находится у нас, у Агентства по архитектуре и градостроению Калининградской области. Он осуществляется по тем документам, которые готовит муниципалитет: разрешение на строительство, градостроительная документация. У нас есть график проведения проверок, мы ездим в муниципалитеты и рассматриваем те или иные документы. Какая ситуация в целом по области? Только к концу прошлого года у нас согласовано около 75 процентов генеральных планов и правил землепользования и застройки. Многие муниципалитеты занимались градостроительной деятельностью так, как они считали нужным, в отсутствие правил и генпланов. К Калининграду это не относится. Он принял генплан в 2006 году. Со многим сказанным я, безусловно, согласен, в частности с тем, что статус градостроительной и архитектурной деятельности стал намного ниже, чем был при Советском Союзе.
Сам проект генерального плана Калининграда хоть и был сделан, но не был выстроен, просчитан с точки зрения экономического развития, бюджетирования. Эти процессы в генеральном плане, к сожалению, никаким образом не учитывались. Здесь налицо традиционная советская школа, когда деньги не надо было считать. И планировали, и рисовали так, как знали, как могли, как хотели. Но и та градостроительная политика развития районов, которая ведется согласно генеральному плану, мне кажется не совсем верной. Город хочет одновременно развивать и Сельму, и «Восток», и «Восток-2», и «Юг», и юго-восток, и поселок Южный (освоить 600 га совместно с «Автотором»), и центральную часть города. Каким ресурсом? Какими возможностями? За какие деньги? Надо умерить свои аппетиты. Невозможно столько развивать. Необходимо сделать более реальное планирование. Но нельзя сказать, что градостроительная политика, намеченная генпланом, не ведется: развивается Сельма, там строится школа, возводятся детские садики. Хорошо строятся, плохо строятся – это другой разговор. Так или иначе, а развитие у нас есть. Если взять среднее количество вводимых квадратных метров, то мы по Северо-Западу занимаем одно из первых мест.
«СИ»: – Александр Владимирович, но ведь цифровые показатели не делают жизнь горожан комфортнее. Доехать до той же Сельмы – большая проблема. Городские власти высказали намерение заказать разработку нового генерального плана. Есть ли в этом смысл, если ключевые объекты старого не реализованы? Ведь при разработке проектных предложений генплана, принятого в 2006 году, цитирую: «в максимально возможной степени учтены предложения предшествующих проектно-планировочных работ, не утративших актуальности в настоящее время, в частности, предложений Генерального плана 1986 г., комплексной схемы транспорта, проектов детальных планировок, проектов отдельных транспортных узлов, международных проектов и программ, предложений ГИБДД г. Калининграда, других транспортных организаций и управлений». А если нет денег, то какой план ни нарисуй, он так и останется на бумаге.
Александр Башин: – Пока я вижу перспективы для реализации нынешнего генплана. У Калининграда появился шанс – проведение чемпионата мира по футболу и появилась какая-то надежда на финансирование строительства тех объектов, которые не были реализованы, выстраивается какая-то технология. Сейчас верстается новая госпрограмма Ее бюджет ориентировочно – около 600 млрд руб. Что планируется сделать в первую очередь и финансирование чего подтверждено? Северный обход Калининграда, реконструкция ул. Дзержинского, съезды с новой эстакады, отрезок, соединяющий ул. Емельянова и Московский проспект на ранней стадии, реконструкция двухъярусного моста. Заявлено еще 15 проектов, среди них реконструкция Московского проспекта, ул. Емельянова, Советского проспекта, внутригородских развязок, о которых здесь говорили.
Вопросов в развитии градостроительной политики на самом деле очень много. Но здесь важно понимать, что все законы, регулирующие градостроительную деятельность, создает законодательный орган, и если Градостроительный кодекс не предусматривает те или иные требования, то, хотим мы этого или не хотим, не имеет власть права требовать то, что не предусмотрено законом.
«СИ»: – По итогам воркшопа было внесено предложение провести международный конкурс на застройку Центральной площади Калининграда. Конкурс не объявляется уже семь лет. Периодически возникают дискуссии на тему восстановления Королевского замка. А понимания, как будет развиваться территория в целом, – нет.
Александр Башин: – Правительство пытается мотивировать администрацию Калининграда, чтобы она провела международный конкурс на центральную часть города. Уже создана рабочая группа. Пока город занимает пассивную позицию, мотивируя это отсутствием денег в бюджете.
«СИ»: – Что все-таки необходимо сделать, чтобы направить развитие Калининграда в логическое русло?
Виктор Пустовгаров: – Во-первых, необходимо привести в порядок правовое обеспечение развития города, включая правила землепользования и застройки, нормативы градостроительного проектирования. Они в Градостроительном кодексе прописаны, и это надо сделать, чтобы не было разговоров, сколько надо школ, больниц и т. д. Положено по нормативам столько – значит, положено.
Во-вторых, составить детально продуманный план реализации генплана и его проектное обеспечение с включением экономических механизмов. Но этого нельзя сделать без формирования организационных структур управления градостроительным комплексом, другими словами – кадрового обеспечения.
Во всем цивилизованном мире за качество городской среды отвечает главный архитектор. Он должен быть у Калининграда. А ему в помощь необходимо создать творческую группу профессионалов, которые будут заниматься проектированием развития городской среды. К этой проблеме надо в конце концов подойти комплексно. В основе должна лежать осмысленная, умелая и тактичная трактовка в современном ключе исторически сложившейся градостроительной структуры, архитектурного своеобразия, присущих только нашему региону, формирование сомасштабной человеку среды и ансамблевости в застройке.

Когда верстался номер
Стало известно, что срок действия генплана Калининграда с формулировкой «в связи с подготовкой к чемпионату мира по футболу 2018 года» будет продлен до 2020 года. Хотя в конце прошлого года депутаты горсовета намеревались поручить муниципальному предприятию «Городской центр геодезии» начать работы по разработке нового генплана. При этом предполагалось, что работы будут проводиться «в долг», за счет собственных средств муниципального предприятия, ввиду того, что отсутствует возможность предусмотреть финансирование в городском бюджете.

Текст: Наталья Будоян
Фото: Роман Пучко