Не петуньями едиными, или Судьба ландшафтной архитектуры в Калининграде

05 мая 2017

Пятнадцать лет назад, 31 мая 2002 года, в Российский реестр профессий была введена новая квалификационная характеристика – ландшафтный архитектор. К счастью для нашего города, ландшафтная архитектура в Калининграде возникла задолго до того, как профессия получила официальный статус. Благодаря продуманному решению архитектора Эрнста Шнайдера город долгое время считался одним из самых зеленых в стране.

Ландшафтно-архитектурные особенности Калининграда являются в основном наследием садово-паркового искусства Кенигсберга, история которого начинается с частных садов восточно-прусской знати. До конца ХIХ века столица Восточной Пруссии была типичным средневековым городом с плотной застройкой кварталов, узкими улочками и отсутствием крупных зеленых территорий общественного пользования. Площадь садов и парков к 1909 году составляла всего 82 га.

В начале ХХ века город переживал активную градостроительную деятельность, постепенно присоединяя к себе пригороды с садами, огородами и лугами.

Ландшафтный архитектор Э. Шнайдер применил систему озеленения, основу которой составляли два нестандартных решения: кольцевое озеленение территорий бывшего оборонительного вала и создание клинообразных комплексов, отходивших от зеленого кольца, рассекающих и пронизывающих городские кварталы. Благодаря такому решению перед Второй мировой войной в городе насчитывалось более 50 объектов садово-парковой культуры: скверов, парков, а также частично сохраненных в ландшафте города в качестве памятника архитектуры фрагментов оборонительного вала. В системе «зеленого пояса» Кенигсберга искусно сочетались закрытые зеленые пространства со светлыми скверами и полянами, а планировка аллей и променадов чередовалась с небольшими садами и крупными парками. К 30-м годам ХХ столетия в структуру города входил целый ряд бывших пригородов, благодаря чему внутри городской черты было озеленено 800 га, а вокруг – 1600 га.

Сквер на ярмарочной площади между улицами Hoffmann и Kaiser (ныне улица Краснооктябрьская), 1905-1910 гг

Сквер на ярмарочной площади между улицами Hoffmann и Kaiser (ныне улица Краснооктябрьская), 1905-1910 гг. 

 

Восстанавливая город после войны, к старой планировке уже не возвращались, сформировав на месте разрушенных кварталов постройки советского типа, а бывший исторический центр было решено превратить в зеленую зону. Так центр города сместился из геометрической середины кольца на само кольцо. Это предопределило особенности планировочного развития города. Помимо этого в советское время традиции озеленения частично были утрачены – период борьбы с излишествами в архитектуре не лучшим образом сказался на проектировании города.

Сейчас, как и сто лет назад, Калининград переживает настоящий строительный бум. И при своем строительстве город «наступает» на природу: первыми жертвами тяжелой поступи строек, как правило, становятся зеленые территории, берега ручьев и водоемов. Плотная застройка города нарушает функционирование существующих природных комплексов, приводит к их загрязнению и истощению многие парки из числа тех, что когда-то были гордостью «зеленого пояса» Шнайдера, нуждаются в защите, восстановлении и уходе.

На запущенном Литовском валу начались восстановительные работы

 

Вместе с тем в последние годы, особенно в связи с подготовкой к ЧМ по футболу, активизировалась работа по реконструкции и благоустройству озелененных пространств города. Так, в 2013 году на базе парка «Южный» было создано муниципально-коммерческое предприятие «Дирекция ландшафтных парков», реорганизованное из разных структур. Стратегической задачей нового предприятия стало сосредоточение в одних «муниципальных» руках ландшафтных парков города Калининграда и тех земель, которые остались от немецких ландшафтных парков, для того чтобы их восстановить, развить и привести в соответствие с существующими нормами. Позже под крыло организации попал парк «Балтийский», недавно вернувший себе прежнее, существовавшее до 2000 года название, – Парк имени Ю. Гагарина.

В исторических границах парк «Южный» (ранее Зюйд-парк) занимал 60 га, ныне, после отчуждения части территории под строительство капитальных объектов (цирк «Шапито», Ледовый дворец, равелины, мечеть), площадь парка составляет 33 га. Впрочем, недавно парк попал под защиту ФЗ № 73 благодаря полученному статусу памятника регионального значения.

Парк должен быть полностью восстановлен к 2018 году. 

 

С мая 2013 года в ведении МКП «Дирекция ландшафтных парков» помимо вышеперечисленных оказались территории еще двух парков – парка имени Макса Ашманна и парка имени Теодора Крона (район улицы Химической и Тенистой аллеи). Благодаря программе приграничного сотрудничества, первый этап которой закончился в 2015 году, продолжается наиболее масштабная на сегодняшний день работа – восстановление Макс-Ашманн-парка. За счет бюджетных средств и денежных грантов Евросоюза был проведен целый комплекс гидротехнических работ, включая реконструкцию старых немецких водотоков, осушение земли и формирование сети каналов. Парк стал не только заметно суше, но и светлее: для того чтобы открыть видовые точки, да и просто для безопасности горожан были вырублены больные и засохшие деревья и самосевная поросль на всех 68 гектарах территории парка.

1 300 000 евро - стоимость классического благоустройства Макс-Ашманн-парка.

  

Парк Теодора Кроне в ожидании реконструкции.

 

По словам главного инженера МКП «Дирекция ландшафтных парков» Валерия Нечая, в планах предприятия забрать в свою структуру все оставшиеся земли ландшафтных парков, которые были в Кенигсберге и входили в состав «зеленого пояса» Шнайдера.

Но на восстановлении зеленых зон благоустройство города не заканчивается. В целом до сих пор ландшафтная архитектура сводится к декорированию пространства с помощью клумб с петуньями или другими однолетниками, кадок с деревьями на улицах города или установке малых архитектурных форм. Хотя, по словам специалистов, в основе ландшафтной архитектуры существуют три масштаба: проектирование парков, скверов, промышленных территорий на уровне города, районная планировка и то, чем занимается ландшафтный дизайнер, – дизайн клумбы, двора, частных садов. То есть ландшафтная архитектура это способ решить определенные социальные, функциональные и экологические проблемы, а уж в последнюю очередь дизайнерские задачи.

  

 Апрель 2017 года. Большую часть года пчелы находятся в зимней спячке. Остается только вспоминать, какими их задумал автор.

 

Современное озеленение Калининграда включает различные виды искусственных насаждений: скверы, парки, бульвары, сады и естественные озелененные ландшафты – лесопарки и городские леса. В целом в городе насчитывается более 300 га различных зеленых насаждений, которые относятся к участкам озеленения общего пользования. Обеспеченность зелеными насаждениями общего пользования составляет 7,2 кв. м на одного жителя (без учета городских лесов), что почти на 30 % меньше установленных норм.

Отсутствие полноценной ландшафтной архитектуры – проблема, касающаяся не только одного отдельно взятого города Калининграда, но и в целом всей страны. В основном специалисты по обустройству городских ландшафтов оканчивают лесотехнические, сельскохозяйственные факультеты или являются выпускниками специальности «архитектура». При этом архитекторам не хватает знаний в области почвоведения и озеленения, а бывшим студентам лесотехнических вузов умения проектировать. В результате система управления городским ландшафтом сводится к представлению, что, только высаживая цветы и деревья или устанавливая малые архитектурные формы, мы движемся в правильном направлении.

Между тем мир не стоит на месте, технологии развиваются, и надо понимать, что город – это не только дома и мосты. В городе живут люди, большинству из которых далеко не все равно, чем дышать и где гулять.

Эрнст Шнайдер сумел справиться с задачей превращения города с плотной застройкой в город-сад. Сможем ли мы? Покажет время.