Прусская деревня в Пионерском

01 июля 2010

Прусский стиль, оказывается, можно выразить без фахверков и их имитации. Никаких муляжей «под старину» – немецкий архитектор Кристоф Лангхоф, склонный выражать идею с помощью чистых линий, создал действительно образец современной архитектуры, который даже на взгляд непрофессионала естественно вплетается в «прусскую» историческую ткань.
Великолепный участок, на котором должен возникнуть этот образец, был приобретен на аукционе инвестором яхтенной марины в Пионерском Домиником Буйоном, который и решил выбрать для воплощения прусской идеи известного немецкого архитектора. Привязывают прусскую идею к российской реальности, выполняя рабочее проектирование, архитекторы Александр и Антон Глушковы (студия «АККО»), строительные материалы и подрядчики – от лучших фирм Европы, ну а управлять будущим гостиничным комплексом будет Серж Вольф, высоко ценимый профессионал, который оттачивал опыт подобного менеджмента в отелях Лазурного Берега. Добавим, что в Прусскую деревню можно будет легко попасть как из Пионерского, так и из Светлогорска: комплекс разместится на пешеходной линии между двумя городами на расстоянии полукилометра от каждого. И, конечно же, с видом на море, до которого рукой подать.
По словам Антона Глушкова, деревня начнется с двух небольших гостиниц и апартаментов для персонала. Один из принципов французского инвестора – для обеспечения по-настоящему высокого уровня сервиса сначала нужно собрать и обучить соответствующим образом тех, кто будет этот сервис производить, поэтому помимо жилья в обители персонала будет размещена и база для его обучения. Хотя все в Прусской деревне и подчинено единому стилю, это не означает монотонного однообразия – благодаря смелому карандашу Кристофа Лангхофа каждый дом деревни смотрится по-разному со всех четырех сторон, будто перед вами новое здание. И ни один из них не лишен главного украшения – вида на море. Другого «украшательства» архитектор не приемлет: чистота рисунка не идет на компромисс ни с пряничными башенками, ни с ажуром кованого металла, ни с пестротой палитры. Зато сам рисунок смел, с неожиданными, капризными изломами линии – силуэты зданий «разбавлены» террасными переходами, просторными балконами, островерхими крышами. Палитра гармонирует с морем и небом, доминирующий ее цвет – prussian blue («прусский голубой») – определяет керамическая черепица (весьма недешевое решение). Все выверено, функционально, прагматично, но вместе с тем именно это и создает основу для высочайшей степени комфорта, диктует единственно возможный ритм, единственно возможную гамму.
Балконы необычайно широки и просторны (по российским меркам) – двухметровая ширина делает возможным устраивать здесь застолье для вполне большой компании, да и разве можно замкнуться в четырех стенах в этом роскошном уголке балтийской природы! Впрочем, одна стена в апартаментах непременно стеклянная от пола до потолка. Это еще одна непривычная для российского обихода деталь: никаких рольставней – только деревянная жалюзийная решетка размером во весь остекленный фасад, позволяющая закрывать его и целиком, и по сегментам (опять-таки европейский товар – в России такого не делают и даже не привозят). Непривычны для россиян и щедрые включения в проект террас на верхних этажах. Кристоф Лангхоф считает, что главное, за что будут платить будущие постояльцы этих апартаментов, – великолепие Балтики, чистота ветра, свежесть неба. Остальное сопутствует: природа и есть главный элемент, определяющий эксклюзивность проекта. Оттого и ограждения балконов и террас сделаны из стекла – хоть и дороже, зато покупатель отдыха на Балтике не потеряет ни кусочка, ни крошки из отпущенной ему роскоши.
– Работа очень интересная и одновременно очень сложная, – делится подробностями Антон Глушков, – потому что требовательный мэтр настаивает, чтобы мы согласовывали с ним каждую деталь. Иногда приходится жестко отстаивать какие-то моменты, в том плане, что иногда он требует применять такие материалы и подходы, которых в России пока нет вообще, и категорически настаивает на покупке строительных материалов, сантехники, задвижек, замков, панелей, элементов интерьера и предметов дизайна только от лучших европейских производителей. Порой он соглашается, что в некоторых моментах можно принять все же наше решение, но в главном непоколебим: качество должно быть не просто безупречным, а восхитительным, безопасным и долговечным. Например, мы и не пытались спорить, какими материалами будут отделаны лифты, – по мнению Кристофа Лангхофа, это листовая сталь от непревзойденного до сих пор изготовителя – фирмы «Тиссен Крупп».
Крыши – отдельная тема. Да, это островерхий стиль, характерный для прусского силуэта. Но по версии Кристофа Лангхофа крыша обретает дорогостоящую особенность – она двойная. Под акварелью черепичной кровли эффектно выступает контрастная графика цинкового «фартука». Это позволяет избежать протечек, сделать кровлю и функционально, и эстетически более совершенной (ноу-хау, разработанное немецким архитектором). Кристоф Лангхоф тактичен по отношению к природе Балтии – здания не должны быть выше пяти этажей. Это очень дорогое решение, учитывая стоимость земли. Но и единственно правильное – будущие постояльцы будут платить прежде всего не за уникальность архитектуры, а за уникальность географическую. Паркинг, естественно, будет исключительно подземным. Над ним будут устроены прогулочные террасы до 9 метров шириной, поднятые над тротуаром на 1 метр, – на них летом можно устраивать открытые кафе.
В гостинице будет свой ресторан, лобби-бар, своя газовая котельная, кабинеты с оргтехникой, апартаментами (по одному или по два-три на этаж), которые будут приспособлены и для приемов (так, помимо интимной ванны с туалетом в номере предусмотрен отдельный туалет для гостей). Расположения подсобных помещений спроектированы по рекомендации Сержа Вольфа (который уже подобрал свой персонал). Детально продумана инфраструктура будущей деревни – работа над ней уже начата и будет сдана вместе с первыми зданиями. Газ, ливневая и бытовая канализация, водоснабжение (скважины в процессе бурения), электроэнергия – все предусмотрено по высшей категории и в исполнении иностранных подрядчиков. По степени приближенности к человеку и природе проект Кристофа Лангхофа близок к идеям Хайтмана, которого называли «архитектором Кенигсберга»: все в Прусской деревне устроено для телесного и душевного комфорта человека, который приехал не «гулять так гулять», а отдохнуть от суеты и бесконечного движения людей и машин под бесконечным небом, у бесконечных просторов моря, под шорох струящегося песка дюнных часов Балтии.


Елена Чиркова
Фото Ольги Даниловой