ООО «Центр инженерных изысканий «Импульс-М» представляет: когда дом уже не крепость

03 августа 2017

До сих пор мало кто знает, что Калининградская область относится к сейсмоопасным районам, поэтому землетрясение 2004 года для жителей региона стало полной неожиданностью. 21 сентября в результате природного явления пострадало 2 100 зданий, 20 человек получили ранения, а общая сумма ущерба составила около 150 млн рублей. Повезло, а может, природа пожалела. Но вот еще один малоизвестный факт: возможно, из-за сейсмических вибраций наши дома разрушаются прямо сейчас, когда за окном всего лишь едет трамвай или автомобиль подскакивает на «лежачем полицейском».

О том, как сейсмоактивность в области влияет на ее жителей и какие ошибки допускают строители при возведении и реконструкции домов, журналу «СтройИнтерьер» рассказал руководитель отдела инженерной сейсмологии ООО «ЦИИЗ Импульс-М» кандидат геолого-минералогических наук Геннадий Аносов. 

Случаи землетрясений в Калининградской области известны с 1300 года и, как показали исследования, происходят раз в 14-15 лет

 

– Геннадий Иванович, Калининградская область относится к сейсмоопасным регионам?

– Конечно, и это официально установлено с 1 декабря 2015 года. Дело в том, что после землетрясения в 2004 году в регион приехали российские и зарубежные специалисты, чтобы изучить этот факт. Подняв исторические хроники, они выяснили, что такие природные явления известны в Калининградской области с 1300 года. Другое дело, как часто они происходят.

Считалось, что землетрясения, как в 2004-м, происходят раз в 700 лет. Проведение детальных исследований при сооружении Балтийской АЭС показало, что это случается, возможно, чаще – раз в 14-15 лет. А землетрясения с малой магнитудой и вовсе происходят регулярно – два-три раза в неделю. Это короткие высокочастотные сотрясения, которые мы даже не замечаем. Особенно активны районы Светлогорска и поселка Романово.

Если вы заметили, трассу на Москву в Гвардейском районе ремонтируют очень часто. Это связано с тем, что там постоянно происходят землетрясения магнитудой до 3 баллов.

 

Больше всего сейсмическая активность заметна в Светлогорске и поселке Романово Зеленоградского района

 

– Но ведь серьезных землетрясений не было давно. Это значит, о сохранности домов можно не беспокоиться?

– Наоборот, землетрясения это не главный фактор. Наша компания «Импульс-М» занимается по большей части так называемой городской сейсмологией. Что это такое? Вот, к примеру, в районе домов № 95-99 на проспекте Победы положили «лежачего полицейского», а рядом находятся старые здания. Специалисты БФУ им. Канта установили, что из-за этого препятствия, по которому постоянно прыгают машины, дома начали разрушаться. Вот, к землетрясениям это не имеет отношения, а к городской сейсмологии – в прямом виде. И мы практически единственные в стране, кто этим занимается.

 

Старые двухэтажные дома на проспекте Победы, 95-99, начали разрушаться из-за того, что на дороге перед ними установили «лежачего полицейского».

 

Мы делали запись микросейсмов (колебаний земной поверхности малой амплитуды. – Прим. ред.) в центре Калининграда и выяснили, что резонанс большей части домов по частотам совпадает с микросейсмами. Эстакаду, например, на Ленинском проспекте «слышно» на 300-400 метров, и дома, которые находятся в этой зоне, «чувствуют» вибрацию этой эстакады. Очень сильно также влияют Дом Советов и телевизионная вышка.

 

 

Дом Советов за счет своей конструкции усиливает колебания, вызванные активным транспортным трафиком

 

– Как именно сейсмоактивность влияет на возможности строительства?

– Напрямую. Ведь почему в Кенигсберге, к примеру, не было высотных зданий? Не потому, что немцы не умели их строить, а потому, что под центром города у нас есть палеоврезы непонятного происхождения. Это такие траншеи шириной и глубиной до 200 метров. А рядом – Верхнее и Нижнее озера, допускаю, что это могут быть древние миандры – бывшие части Преголи. В итоге мы в этом районе имеем торфяник с водой на глубине 15-20 метров. Поэтому, если 5-этажные здания еще можно строить (с фундаментом до 10 метров) на участках палеоморены, для высоток эти грунты не подходят. Это связано с тем, что у нас грунты в том числе усиливают колебания, источник которых извне, а большинство зданий имеют резонансную частоту, которая совпадает с этими колебаниями. Частота зависит от высоты здания, материала, фундамента. Например, здания с глубокими подвалами менее опасны, чем здания без подвалов. Самые же опасные здания – каркасные, с «тонкими колоннами». Такие, например, как гостиница «Ибис», которая к тому же стоит на 9-балльной площадке.

 

 

 

– Можно ли строить рядом дома разной высотности?

– В целом не рекомендуется. Могу привести пример. Когда вы спускаетесь с эстакады на Ленинском проспекте в районе площади Дома молодежи, если в квартирах пятиэтажек, к которым примыкают «башни повышенной этажности», отогнуть обои, я готов поспорить, что там обнаружатся трещины. Потому что если у соседних домов разная этажность и разные по глубине фундаменты, то и воздействие будет разное, а значит, дома будут разрушаться. Похожий случай был в Москве, где тоже построили высотный дом (более 12 этажей) среди меньших по этажности, которые начали разрушаться. Исследования доказали, что это происходит из-за разной этажности и глубины фундамента. Строителям пришлось провести капитальный ремонт и установить специальные защитные экраны.

 

Если у соседних домов разная высотность и глубина фундамента, они будут разрушаться

 

– Как определить, можно ли строить на конкретном участке?

– С 1 декабря 2015 года в соответствии с Градостроительным кодексом (ст. 60) каждый, кто взял площадку под застройку, несет не только материальную, но и вплоть до уголовной ответственность за качество строительства. А это качество в немалой степени зависит от качества инженерно-геологических изысканий. Это необходимо, чтобы понять, какое здание на участке можно построить, выбрать тип фундамента, конструкцию.

Кроме того, до 1 декабря 2015 года изучение грунтов требовалось проводить на глубине 10 метров от планировочной отметки. Сейчас требования уже 30 метров, плюс необходимо сделать сейсмическое микрорайонирование площадки. Несмотря на то, что по городу установлен определенный балл, на каждой площадке он может быть больше или меньше. Строительство и его результаты – это привет будущему, потомкам. Они будут жить в этих домах, и от качества строительства зависит, как нас будут вспоминать: добрым словом или не очень.

 

 

 

– Инженерные изыскания нужны только перед новым строительством или при капитальном ремонте тоже?

– И перед проведением капитального ремонта, и перед реконструкцией по нормативным документам требуются повторные изыскания. И поясню, почему. К примеру, в доме никогда не было комаров, а теперь вдруг появились. Болота или реки рядом нет, а комары, которые любят влажность, – есть. Причина в том, что здание вибрирует, и особенно на силу этой вибрации влияет транспортный трафик, который в последние годы в нашем городе увеличился в разы. Это привело к тому, что уровень вибрации возрос, увеличился приток воды к зданию – отсюда и комары. Казалось бы, мелочь, но при этом ухудшилось и качество здания. Поэтому и нужно проводить повторные исследования. Например, когда мы обследовали городскую филармонию, выяснилось, что грунты за последнее время очень сильно изменились, фундамент повело.

 

При строительстве нового здания, а также при реконструкции старого обязательно нужно проводить повторные инженерно-изыскательные работы

 

– Получается, в регионе вообще опасно что-либо строить?

– Построить можно и аэродром в море, как это сделали в Японии, но только если строить с умом. В России стоимость жилья зависит от этажности: чем больше этажей, тем дороже. Во всем мире наоборот. Наши застройщики ради удешевления возводят дома на плохих грунтах, потому что там земля дешевле. Кроме того, если за границей в городе строят здание 30 метров, то и фундамент у него будет 30 метров, а у нас – как пример также филармония. Там полметра подвал, если ее тряхнет, она рассыплется.

Мы хотим, чтобы наш город стал первенцем в стране, который работает не только с евроремонтом, но и с «евроисследованием». И стоимость его невелика, но экономить на исследованиях нецелесообразно. Наши строители должны понять, что, если они сэкономят один рубль на изысканиях, потом это может обернуться миллионными затратами на эксплуатацию. Разумеется, правда, для других кошельков и смет.

 

Исторический факт:

Землетрясение, аналогичное прошедшему у нас в 2004 году, произошло в 1966 году в Ташкенте. Разрушенной оказалась вся центральная часть города: более 2 млн кв. м жилья, свыше 1 600 административных и промышленных зданий, а также общественных учреждений. Без крыши над головой остались более 300 тысяч человек. Как и в Калининграде, ташкентское землетрясение было поверхностным и силой 5-6 баллов, как у нас, однако продлилось на несколько секунд дольше.