Интервью

28 мая 2015

Дмитрий Подпорин: «Основной регулятор цен сегодня – рынок, а не курс»

Затронув в одном из предыдущих номеров тему перспектив развития строительного бизнеса в кризис, мы не могли не обратиться за комментарием ситуации к одному из основных производителей стройматериалов в регионе – заводу по производству керамического кирпича «Балткерамика». Генеральный директор предприятия Дмитрий Подпорин в прогнозах оказался очень осторожен: несмотря на то, что завод работает в несколько смен, а заказы проданы вплоть до сентября месяца, в радостной эйфории директор не пребывает. О причинах осторожных прогнозов и способах выхода из кризиса мы его и расспросили.

 

«СтройИнтерьер» («СИ»): – Дмитрий Михайлович, что, на ваш взгляд, сейчас происходит со строительным рынком Калининграда?

Дмитрий Подпорин (Д. П.): – Вы знаете, внимательно наблюдая за рынком жилой недвижимости, я все больше опасаюсь постоянно увеличившегося числа объявлений о продаже квартир. Если существует такое количество объявлений, значит, худо идут продажи квартир, то есть неважно обстоят дела у строителей. А это, в свою очередь, означает, что в ближайшее время придется сжиматься и нам. Конечно, пока на сегодняшний день «Балткерамике», как говорится, грех жаловаться – наша продукция распродана на весь текущий сезон. Но это ситуация сегодняшнего дня. Что будет через полгода – сказать сложно. Более того, я думаю, что такая нестабильная непрогнозируемая ситуация продержится на рынке еще года три. Поэтому наша основная задача – удержаться на плаву. Сделать это возможно за счет высокой клиентоориентированности и стабильной безупречной работы самого производства – с сохранением объемов и качества.

 

«СИ»: – Как на вас отразились введенные санкции?

Д. П.: – В первую очередь для нас взлетела процентная ставка. Она увеличилась вдвое! Не на два пункта, а ровно вдвое! Понимаете, это запретительный показатель для бизнеса. Конечно, мы знали о возможности такого шага со стороны банков в случае валютного скачка, но сегодня, несмотря на то, что Центробанк уже пошел на снижение ставки, наш кредитный партнер – банк ВТБ – делать это не спешит. На мой взгляд, это как минимум неправильно.

Изменения в курсах мы почувствовали и как покупатели, несмотря на то, что завод – самостоятельное производство. Предприятие основано на базе немецких технологий, которые требуют ежедневного обслуживания. К сожалению, в этом обслуживании доля европейских технологий составляет практически сто процентов. То есть все запчасти нам приходится покупать за границей – в России этого практически никто не производит, уж в Калининграде так точно. Да, у нас был опыт работы с челябинскими заводами, которые пытались поставлять нам некие виды оборудования, но качество пока не полностью удовлетворяет нашим стандартам. Так что переплачивать за поставку импортных вещей нам тоже пришлось. Причем забавный момент: обращаемся к нашим отечественным производителям упаковки (нашей продукции нужна пленка), а их цены выше импортных аналогов даже после скачка курса. Начинаем спрашивать, почему так дорого – вроде и производство свое, и работает давно, выясняется – оборудование на таких предприятиях тоже импортное и требует импортного обслуживания. Все, как у нас. Такой вот подводный камень преподнесли санкции даже производственникам.

 

«СИ»: – Но, тем не менее, есть мнение, что санкции подстегнут к развитию собственного производства и более активному поиску отечественных аналогов.

Д. П.: – Вы знаете, я иногда вспоминаю, как мы начинали работу, какие волшебные планы рисовали в 2007 году в пик строительства, а потом как выживали в кризис 2008 года, как корректировали стратегии развития… И я отчетливо понимаю, что сегодня вложиться в развитие производства в России могут только смельчаки, не ожидающие быстрого возврата денег. Не думаю, что введенные санкции явятся стимулятором для развития, т. к. они будут действовать лишь через 3 года, но нужна гарантия, что ситуация не изменится. А таких гарантий никто не даст, поэтому эффект в данном случае может дать только грамотно выстроенная внутренняя политика государства, при которой бизнес понимал бы, на каком поле он играет, и чувствовал бы поддержку со стороны федеральной и региональной властей. Сейчас же мы наблюдаем исключительно негативные последствия санкций. И самое страшное из них – это падение спроса у населения, в том числе и на рынке строительства. А падает он не только на фоне общего снижения доходов, но и из-за сумасшедше высоких ипотечных ставок. Кредиты на приобретение жилья сегодня стали недоступны населению. Если в ближайшее время правительство не решит проблему с некими компенсациями, субсидированием ипотеки, то ситуация станет еще более печальной.

 

«СИ»: – То есть высокая стоимость ипотеки, а не цена за квадратный метр кажется вам причиной падения спроса?

Д. П.: – Вы знаете, когда в приватной беседе со строителями начинаешь раскладывать цену за квадратный метр жилья среднего класса, учитывая такие факторы, как стоимость земли, прокладка сетей, согласование, стоимость самих денег, то сумма в 45 тысяч за квадратный метр кажется вполне оправданной, исходя из стоимости самого строительства. Конечно, есть объекты класса VIP, где жилье продается и за 3 тысячи евро за кв. м. Мне это кажется запредельной стоимостью, но кто-то же это покупает. Когда в микрорайоне «Сельма» жилье стоит 45 тысяч рублей за кв. м, то, на мой взгляд, это вполне адекватная цена.

 

«СИ»: – Не думаю, что многие калининградцы с вами согласны – иначе откуда бы такой рост в индивидуальном жилом строительстве.

Д. П.: – Да, мы сотрудничаем с компаниями, оказывающими строительные услуги частникам. Они подтверждают, что готовы поставить коробку из расчета 20 тысяч рублей за квадратный метр. Но это лишь установка коробки, а к ней также нужно вести инженерные сети, дорогу... Конечно, дом по площади всегда больше квартиры – 100, 150, 200 квадратных метров. Это совершенно другие условия жизни, но, как обратная сторона медали, и совершенно другие расходы на содержание жилья.

 

«СИ»: – Вы упомянули вопрос прокладки сетей: не каждый застройщик сегодня стремится освоить лишенные коммуникаций участки – тогда бы у нас не возникало вопроса точечной застройки в центре Калининграда.

Д. П.: – Это большое заблуждение думать, что строитель, купивший участок земли в центре, не столкнется с проблемой прокладки сетей! Он вполне может попасть на полное отсутствие электроэнергии, потому что в этом районе, например, не окажется свободных ТП, или полностью будет отсутствовать возможность подключения к канализации или водопроводу. А так как это центр города, то соответствующие госструктуры могут выдать такое техническое задание на инженерию, что прокладка по рыночной стоимости двух километров сетей канализационной трубы диаметром Н500 станет адом для любого строителя. Так что утверждение, что строить в центре города дешевле, – это большое заблуждение.

 

«СИ»: – Может быть, вместо того чтобы субсидировать ипотеку, стоит помогать прокладывать сети?

Д. П.: – Не думаю. Субсидировать надо именно ипотечный кредит – эффект будет более впечатляющий и быстрый. А внутренние проблемы строителей должны решаться в рамках рыночных отношений.

 

«СИ»: – Но, тем не менее, в марте на строительной выставке «Фасад» министр строительства обратился к местным производителям с просьбой заморозить цены на стройматериалы…

Д. П.: – Мы прислушались к пожеланиям областного правительства и поддержали его идею. Но и без предложений сверху мы понимаем, что, когда рынок сжимается, начинает работать принцип выживания. Основной регулятор цен сегодня – рынок, а даже не курс.

 

«СИ»: – Мы стали говорить о рынке ИЖД. Насколько потеснили вас в этом сегменте производители легких бетонов?

Д. П.: – Да, массовое распространение легких бетонов отобрало у нас часть рынка. Дешевизна этого материала подкупает. Но я для себя давно определил следующую закономерность: если человек думает о будущем и планирует прожить в возводимом доме всю жизнь, а может быть, передать его своим детям и внукам, то он выберет керамику. Психология людей, кто строит из легкого бетона, проста: «Мне дом нужен сейчас – причем быстро и недорого. А там видно будет». Я не верю в долговечность таких домов. Опасность того же газосиликата – его высокий процент влагопоглощения. Достаточно скола в штукатурке, трещины, чтобы легкий бетон стал под воздействием влажного калининградского климата набирать в себя воду. Высушить такой дом практически нереально, поэтому владельцы обречены жить в хорошей бане. Наверное, там, где сухой климат, этот материал имеет весьма серьезные преимущества, но во влажном, как у нас, все-таки керамика остается лучшим вариантом. В Калининграде у нее уже сложилась своя целевая аудитория – это люди, которые вкладывают деньги надолго, у которых есть некий «запас прочности», поэтому мне даже сложно сказать, сколько в процентном отношении отнял у нас рынок легких бетонов. Ушли одни покупатели – пришли одумавшиеся другие.

 

«СИ»: – А в случае с юридическими лицами легкие бетоны вас затронули?

Д. П.: – Если брать общестроительные работы, то в стоимости дома стены занимают от семи до девяти процентов. Если посмотреть разницу между ценой газосиликата и керамики, то она не будет превышать одного процента. Что такое один процент в стройке? Это исчезающая величина! Но при этом опытные строители понимают, что у керамического дома выше шансы на продажу, ведь практика показывает: керамике люди доверяют больше. И даже если цена на квартиры в доме из керамического кирпича будет чуть выше, продастся он быстрее.

 

«СИ»: – А как уживаетесь с силикатным кирпичом?

Д. П.: – Силикатный кирпич, конечно, это не газосиликатный блок. По цене с нами идет на одном уровне.

 

«СИ»: – В общем, конкуренты не дремлют. Какие секретные способы предлагаете для удержания на плаву?

Д. П.: – Как я уже говорил, помимо поддержания хороших партнерских отношений с заказчиком и высокого качества сырья мы разрабатываем новые узкоспециализированные линейки товара. Например, сегодня только мы производим так называемый «петровский» кирпич, его еще называют «лапоть», так как он серьезно превышает размеры стандартного кирпича. Материал весьма специфичен – его используют в России для реставрации монастырей. В свое время к нам обратились за помощью в этом вопросе, и мы, выработав специальную технологию, смогли удовлетворить требование заказчика. В итоге предложенный нами формат оказался востребованным.

 

«СИ»: – А что можете сказать о клинкерном кирпиче и клинкерной плитке?

Д. П.: – На местном рынке перспектив продаж у этого материала нет. Клинкер дорогой сам по себе (цена начинается от 20 рублей), и Калининград наводнен европейским предложением. Так что выход один – рынок России. Насколько я знаю, наши коллеги из «Пятого элемента» уже не первый год пытаются взять этот Рубикон. Мы желаем им только успеха, благо у них есть соответствующее оборудование и настойчивость. Вполне возможно, калининградский клинкер займет свое место в продажах в России. Мы же пока в этом направлении для себя перспектив не видим и на своем производстве такие эксперименты ставить не будем, а сосредоточимся на создании новых линеек, благо наши строители сохраняют оптимизм и намерение реализовывать свои планы. Будем вместе с ними верить в лучшее.

Досье

Дмитрий Михайлович Подпорин

Генеральный директор ООО «Балткерамика»

 

Родился 28 мая 1967 года в Калининграде в простой советской семье, где отец занимался типичным для нашего приморского региона промыслом – рыболовством, а мама трудилась воспитателем.

В 1989 году окончил Калининградское высшее инженерное ордена Ленина Краснознаменное училище инженерных войск им. А. А. Жданова по специальности «инженерное вооружение».

В 2010 году получил повышение квалификации в Калининградской школе международного бизнеса, пройдя курс программы «Построение конкурентоспособной компании».

Основные этапы карьеры:

С 1984-го по 1993 год проходил службу в Вооруженных Силах СССР.

С 1993 года ушел в бизнес, работал в рыбопромышленной и нефтяной сферах. С ростом в бизнесе росли и цели, одной из которых стало создание самостоятельного производства. В результате в 2007 году был запущен завод по производству керамического кирпича «Балткерамика».

 

Хобби и увлечения: путешествия.