Интервью

15 июня 2012

Павел Саркисов: «Что еще возможно, надо сберечь»

В этом году День города Калининград вновь празднует летом. В преддверии праздника мы обратились к специалисту, имеющему огромный опыт подготовки города к подобным событиям – не в части организации развлекательных мероприятий, а по вопросам в буквальном смысле фундаментальным. Павел Саркисов почти десять лет стоял у руля строительного комплекса Калининграда и получил высшую оценку за подготовку города к 750-летнему юбилею. Ныне он советник губернатора Калининградской области по вопросам строительства.

 

 

«СтройИнтерьер» (СИ): – Павел Георгиевич, посмотрим в недалекое прошлое. Почему именно подготовку к 750-летию Калининграда называют началом интенсивного развития строительного комплекса города?

 

Павел Саркисов (П. С.): – Потому что тогда стартовала программа, которая принесла не только опыт, но и определенную уверенность в собственных силах. Вспомним, какие объекты осваивались. Строители будущей «Рыбной деревни» должны были получить от нас твердый кордон намытой площади, забитый шпунт, спрямленную реку, а то слишком узкая полоска была под застройку. Все это делалось одновременно с разводным Юбилейным мостом. Реконструировались Музей Мирового океана и Королевские ворота. Строился храм, новый облик обретала площадь Победы. Заказы получали все более-менее дееспособные подрядчики. Это не говоря о капитальном ремонте дорог и жилфонда, непрерывном строительстве новых жилых домов.

В то время (да и сейчас) ругали точечную застройку. Но есть и такое понятие, как застройка методом уплотнения. Обращаю внимание: все, что построено у нас за последние годы, за редким исключением, сделано без нарушений закона, в соответствии с принятыми нормами. В результате калининградцы имеют уже более 25 квадратных метров на человека. Это нижний среднеевропейский уровень цивилизованного размещения людей.

И очень важный момент: начинающие подрядчики, застройщики и инвесторы, выполняя не особо серьезные обременения при возведении жилых домов, получили возможность создать стартовый капитал для дальнейшего развития. Практика уплотнения позволила строителям сделать рывок, за короткое время нарастить свои технические и финансовые мощности для комплексного освоения крупных площадок.

 

СИ: – Ругали не только за точечную застройку. И за памятник Ленину, и за храм. А потом и за колонну, что посреди площади. Правда, по ней потом дискуссия перешла в иную плоскость – не «зачем нужна колонна», а «чем ее увенчать».

 

П. С.: – Симптоматично, не правда ли? Поначалу колонна многих раздражала, было определенное непонимание – зачем она, к чему это. Мне кажется, что, во-первых, она должна быть, а во-вторых, именно на этом месте. И не потому, что это моя инициатива и мой труд. Просто такой объект относится к общечеловеческим ценностям в архитектуре. Я видел много стран и городов, и мне есть с чем сравнивать. Есть главный город какой-то территории, там всегда есть культурно-общественный центр. И почти везде его украшает колонна. Мы ее поставили как символ знакового для народа события – победы в последней страшной войне. Площадь Победы, колонна Победы, и барельефы на ней также посвящены этой теме (в их числе и Георгий Победоносец).

 

СИ: – Будем объективны. Действия властей не только ругают, но и одобряют. Например, за Верхнее озеро, за вторую эстакаду.

 

П. С.: – Могу сказать, что даже знаменитое Женевское озеро по сравнению с нашим Верхним проигрывает в зонировании. Может быть, концепция там была недодумана.

У нас же присутствует четкое деление на зоны: отдых, рекреация, спорт. Надо отдать должное архитектору Александру Башину, дизайнеру Артуру Сарницу и всем, кто разрабатывал концепцию. Очень много времени уделял авторскому надзору Сергей Шерман («Запводпроект»). И наш УКС – Артур Крупин, Лариса Коломина – заслуживает самых добрых слов. Когда приняли решение строить поэтапно, пришло понимание, что каждый вводимый участок – это целое явление в нашем местном градостроительстве. А сдавать весь объект в комплексе – значит, шесть лет к озеру не подступиться, оно все было бы за забором. Поэтапность – шаг не самый обычный, но я считаю, что федеральные деньги, выданные на таком высоком уровне, должны работать на общее благо калининградцев с первых шагов их освоения.

 

СИ: – Они уже работают. Только во время реконструкции снова поднялся шум вокруг фигур морских животных на балюстраде.

 

П. С.: – И очень хорошо – значит, люди становятся неравнодушными к тому, что вокруг происходит. Но это была обычная работа по консервации. В процессе очистки дна водолазы помогли поднять со дна озера голову одной из скульптур. Их восстановили, покрыли специальным эмульсионным консервантом. Кому-то цвет не понравился, вот, собственно, и все. Но это ведь не какая-то наша реставрационная удача, а просто уважение к наследию и достоянию города. Что еще можно, надо сберечь. И по возможности умножать красоту. Ведь украшение какого-то объекта поднимает его на другой уровень видения обычными людьми. Вот Белый мост открыли в дальней части озера. Там вазоны в портальчиках – их в проекте не было, сделаны по инициативе руководителя «Гранмара» Игоря Беляева. Или тот же мост «Юбилейный». Немного усложнив его конструкцию, поставили очень интересные гранитные тумбы на полукруглых смотровых площадках –знаковые объекты этого моста.

Ведь порой даже небольшой архитектурный декор привносит свою эмоциональную струю в восприятие людьми вновь создаваемых городских пейзажей.

 

СИ: – Это как бронзовый кот, что расположился на валуне в начале улицы Красной?

 

П. С.: – Примерно так. Никакой функциональной нагрузки, а глазу приятно. Возможно, кому-то напомнит гофмановского кота Мура. А отсутствие зелени на этой каменной площадке вполне компенсирует Центральный парк. Он, кстати, для города играет большую роль. И преобразился, когда мы построили там Летний театр – певческое поле, отличную площадку для праздничных мероприятий. Гармонично вписали его в рельеф, сделали все в короткие сроки. И у общественности появилось желание установить здесь памятник Высоцкому. Его соседство с открытой эстрадой как бы подразумевает свободу выражения самобытных музыкантов в живом контакте с публикой – основополагающий фактор бардовского искусства. Кто-то считает спорными художественные достоинства памятника, но о таких вещах спорят и будут спорить всегда – это вопрос индивидуального вкуса и восприятия. Мне кажется, замечательно, что у нас есть памятник этому великому человеку.  

 

СИ: – И он в Калининграде не единственный…

 

П. С.: – Да, мне посчастливилось принимать участие в реконструкции и строительстве нескольких памятников. Например, Петра I. И сама фигура удачно сделана, и место выбрано удачно – напротив штаба Балтийского флота, прародителем коего Петр и был. Тогда мы уже начали использовать гранит, понимая, что в этом деле надо двигаться вперед и всякие бетонные блоки применительно к такой тонкой сфере искусства сегодня уже не подходят. Еще раз должен выразить благодарность фирме «Гранмар», выполнившей пьедестал для Петра. Автор самой скульптуры был весьма удивлен и обрадован качеством работы.

Запомнилась реконструкция мемориала военным летчикам на Советском проспекте и торпедного катера на набережной. Специалисты сумели в довольно небольшой отпущенный городом бюджет уместить создание новой формы самолета – стреловидной конструкции, каких в войну и не было. И серьезно переделали основание – оно там тоже дышало на ладан. Эти же специалисты делали и пьедестал под катер (корпус реконструировал завод «Янтарь»). Реставрация памятника решала и другую немаловажную задачу: теперь никто не может покушаться на эту территорию для постройки какого-то коммерческого объекта. Место отдано увековечению памяти героев, и на этом точка.

 

СИ: – Как и мемориал рыбакам-пионерам океанического промысла?

 

П. С.: – Место, где стоит памятник рыбакам, точнее пространство, отделяющее его от Музея Мирового океана, выглядело несколько запущенным. Сначала мы восстановили саму стелу. И долго думали, куда установить подаренную городу статую Николая Чудотворца, покровителя мореходов. Предложение поставить его по соседству со стелой было логичным. Мы ведь еще оформили и мемориальные доски на несколько погибших траулеров. Создали как бы хронологическую цепочку из нескольких исторически важных для калининградцев событий. И вот установка статуи впереди этого комплекса (со стороны эстакады он стоит на фоне символического паруса) произвела очень интересный объединительный эффект. Святой словно стоит на носу корабля (крутой изгиб Преголи, позади него парус) и благословляет уходящие в морские дали суда. Общественность, которая очень внимательно следила за возможностью соединить два эти символа, осталась довольна. На мой взгляд, нам удалось добиться логической завершенности этой городской зоны: посетив мемориальный комплекс, мы поднимаемся по лестнице и оказываемся фактически на территории Музея Мирового океана. Очень хорошо, что по инициативе его директора Светланы Сивковой сюда в качестве нового экспоната поставили и траулер. Он стал заключительным аккордом в гармонии музейного ансамбля. Это место по праву считается одним из лучших в Калининграде. Здесь традиционно проводятся основные мероприятия в День города.

 

СИ: – В ряду калининградских достопримечательностей теперь стоит и армянская церковь Сурб Степанос?

 

П.С.: – Тут много личного. Отец для меня самый главный человек в жизни, в том числе и как строитель очень высокого уровня. Я много чего перенял у него правильного и полезного для жизни и профессии. Наш род имеет армянские корни, и он вложил в мое понимание жизни такую мысль: живя в Узбекистане, России или в другом месте, не надо навязывать людям особенности своей культуры, но и забывать о ней нельзя. И когда в Калининграде встал вопрос о строительстве армянской церкви, я немедленно откликнулся. Мы все, что называется, на одном дыхании, практически за год сделали основную часть работы (церкви повсеместно строятся годами, а то и десятилетиями). Сюда приезжали из Армении мастера-каменотесы. Энтузиазм проявили все, кто трудился на стройке. Надо отдать должное прежнему руководителю компании «ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть» Юрию Каджояну, он сумел организовать стабильное финансирование объекта.

Для меня это связано с памятью, с возможностью воспроизвести кусочек армянской культуры на калининградской земле. Это же не только церковь, но и ухоженный сквер для жителей окрестных кварталов, и культурный центр, где армянская молодежь и дети проникаются пониманием, что Россия дала им место, где можно общаться, не забывая национальных традиций, языка. И я горжусь тем, что мы помогли людям обрести возможность такого общения.

 

СИ: – А на этой стройке калининградские организации работали?

 

П. С.: – Кроме камнерезных работ все делали местные строители. Я уже упомянул ряд значимых для города объектов, сделанных руками калининградцев. И даже в заключительном этапе нового путепровода через Преголю (вторая эстакада), где генподрядчиком была московская организация, наши строители тоже участвовали и показали очень высокий класс.

Лично мое мнение: наш региональный стройкомплекс – один из лучших в России. Не по величине, а по способности эффективно и качественно выполнить любую строительную задачу, включая и возможное строительство стадиона на острове. Конечно, всегда есть куда двигаться. Нужно совершенствовать законодательную базу – кардинально менять вредоносный закон о госзакупках, дать главному архитектору – высшей инстанции строительного сообщества города – реальные рычаги влияния на ситуацию, которых он сегодня лишен, реформировать систему управления отраслью. Эти проблемы нужно срочно решать на федеральном уровне. Отдельный вопрос – подготовка строительных кадров. Но сегодня появилось много специалистов и руководителей, которые много ездят, впитывают все новое и реализуют увиденное в работе – двигают прогресс. Поэтому я с большим удовлетворением говорю о пройденном пути. И если означенные планы развития города и уровень поддержки по всем программам будут реализованы, то перспективы развития нашего стройкомплекса очень высоки.

 

Досье

Саркисов Павел Георгиевич

 

Заслуженный строитель Узбекистана. Дважды удостоен премии Совета министров СССР за строительство выдающихся объектов. Награжден орденом «Знак Почета».

Родился 2 декабря 1942 года в городе Ашхабаде.

В 1965 году окончил Ташкентский институт инженеров железнодорожного транспорта (факультет строительства железных дорог, путей и путевого хозяйства).

Работал в системе Главташкентстроя мастером, прорабом, начальником участка, главным инженером управления, управляющим трестом, первым заместителем министра по делам строительства Республики Узбекистан. Участвовал в строительстве БАМа, обустройстве нефтяных месторождений Тюменской области. Работал в Афганистане в составе группы специалистов на строительстве крупнейшего ирригационного комплекса. Принимал участие в совместных проектах с французскими и индийскими коллегами.

С 2000 по 2003 г. возглавлял дорожно-транспортное управление мэрии Калининграда.

С 2003 по 2008 г. – председатель комитета строительства и транспорта мэрии.

С 2008 по 2011 г. – заместитель главы администрации, председатель комитета архитектуры и строительства администрации городского округа «Город Калининград».

С 2011 г. по настоящее время – советник губернатора Калининградской области по вопросам строительства.

 

Текст: Вадим Минин

Фото: Ольга Данилова